Краснодарский произвол

Мать четверых детей просит защиты у Президента России «Недопустимо сотрудникам службы втягиваться в коммерческие споры, оказывать давление на бизнес, создавать разного рода искусственные препятствия и барьеры для реализации инвест-проектов. Подобная профессиональная и нравственная деформация должна пресекаться самым решительным, бескомпромиссным образом», — заявил Владимир Путин 14 февраля 2013 года на заседании расширенной коллегии ФСБ.

Но что делать, когда слова президента игнорируются? О проблеме семьи из Краснодарского края уже писали и в местных, и в федеральных СМИ. Известный журналист Андрей Караулов в своей программе задал вопрос — почему пострадал невиновный? Очевидно, дело приняло неожиданный поворот после того, как к процессу подключились сотрудники УФСБ по Краснодарскому краю… Кто стоит за беспрецедентным решением суда?
Анна Скачко, доведенная до отчаяния, обращается к главе государства с просьбой помочь разобраться в сложившейся ситуации. Сегодня мы публикуем ее открытое письмо к Президенту России. Открытое письмо президенту России
Уважаемый Владимир Владимирович! Я искренне верю, что этот крик о помощи не останется без Вашего внимания и участия! Как, мать четверых детей, как жена человека, который, просто хочет честно работать на благо своей большой семьи, как дочь отца, который посвятил всю жизнь работе в Уголовном Розыске МВД, я взываю к Вам о помощи! Вы — наш Президент, можно сказать «Отец» современной России, которая под Вашим чутким руководством, поднялась с колен и теперь может дать твердый отпор всем внешним завистникам и противникам. При всем уважении к Вам, зная, как много сложных, порой не решаемых задач падает на Ваши плечи, только крайней степени отчаяние и чувство безысходности, заставляют меня обратится к Вам через СМИ. К сожалению, я и моя семья столкнулись с несоблюдением элементарных человеческих прав, пытками, преследованием, арестами и издевательствами со стороны некоторых сотрудников Управления Федеральной службы безопасности по Краснодарскому краю. Беззаконие и вседозволенность перешли всяческие границы, поэтому защиты мы вынужденны искать у Вас.
Хочется процитировать Ваши слова, которые были сказаны 14 февраля 2013 года на заседании расширенной коллегии ФСБ: «Недопустимо сотрудникам службы втягиваться в коммерческие споры, оказывать давление на бизнес, создавать разного рода искусственные препятствия и барьеры для реализации инвест-проектов. Подобная профессиональная и нравственная деформация должна пресекаться самым решительным, бескомпромиссным образом».
Вы, Господин Президент — человек с Большой буквы, слова которого всегда подкреплены реальными действиями, поэтому у меня не остается сомнений в том, что эта история останется не замеченной: Я, Скачко Анна, проживаю совместно со своим мужем Семеновым Виталием и четырьмя нашими малолетними детьми в г. Краснодар. Более года я и мой муж обращаемся с заявлениями о совершенных в отношении нас преступлениях сотрудниками службы по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом УФСБ РФ по Краснодарскому краю, которые вместо своих прямых обязанностей занимаются вмешательством в хозяйственные споры, вымогательством, пытками. До настоящего времени процессуального решения по нашим жалобам не принято, несмотря на наличие достаточных доказательств виновности оперативных сотрудников. Коррупционные скандалы всегда плохо отражаются на образе государства, в которых они происходят. Особенно, если речь идет о вопиющем нарушении закона в момент, когда на страну смотрит весь мир. Именно такой скандал разворачивается сейчас на Ваших глазах, прямо под боком у Олимпиады. О краснодарских чекистах «крышующих» мошенников на жилищном рынке писали и «Новая Газета» и «Аргументы недели». Но в дни Олимпиады, многим пришлось задуматься, какова на самом деле обстановка в регионе, куда сейчас съехались гости со всего мира. Обычные офицеры подразделения УФСБ по борьбе с терроризмом, как мы считаем, практически открыто покрывают мошенников. О преступном бизнесе некоторых сотрудников госбезопасности на Кубани знают многие, но говорить об этом откровенно боятся. «Оборотни в погонах» на людей, оказавшихся у них на пути, фабрикуют уголовные дела, необходимые показания получают с помощью пыток. В полной мере такие методы «работы» испытала на себе мы семья Семеновых-Скачко. Мой муж юрист, сама я тоже хорошо подготовлена – подполковник полиции, старший преподаватель Краснодарского университета МВД. Отец мой — известный «В Уголовном Розыске полковник МВД» много лет специализировался на особо опасных преступлениях. Но даже профессиональные знания не спасли нашу семью от произвола местных спецслужбистов.
Сейчас я, Анна Скачко, борюсь фактически одна, с грудным ребенком и еще тремя детьми на руках. Муж мой под домашним арестом больше года и почти лишен связи с внешним миром. Отец мой, не выдержав моральных переживаний от жесточайшей несправедливости, недавно скоропостижно скончался.
Всё началось с того, как несколько лет назад мой муж Виталий Семенов, предоставил своему знакомому Павлу Хуртину земельный участок для жилищного строительства. В соответствии с договором, Хуртин П.В. должен был со временем выплатить Семенову В.В. 30 миллионов рублей. Долг не вернул, только часть процентов и пеню за просрочку. А потом и вовсе исчез. Мужу ничего не оставалось, как подать в суд о взыскании долга. В суд Хуртин П.В. явился, долг признал, в мировом соглашении пообещал рассчитаться полностью, но вскоре снова исчез. А вот после того, как Виталий Семенов во второй раз обратился в суд в 2011 году, к делу неожиданно подключились сотрудники УФСБ по Краснодарскому краю. От моего мужа стали требовать простить долг. В выражениях не стеснялись. Жалоба на действия офицеров ФСБ привела к обратному результату. 20 ноября 2012 года, поздно ночью Виталия Семенова из дома забрали на допрос. Вначале как свидетеля по некоему уголовному делу, в котором косвенно фигурировал его земельный участок. В течение нескольких часов мужа сделали подозреваемым, а вскоре обвиняемым по уголовному делу № 390526 и поместили в СИЗО №5, относящемуся к УФСБ по Краснодарскому краю. Через 15 дней, 5 декабря, меру пресечения Виталию Семенову изменили на домашний арест.
Краснодарский произвол
В семью Виталия вернули в подавленном состоянии, с многочисленными следами от побоев и внутривенных инъекций неизвестными препаратами. Попытка провести медицинское освидетельствование по запросу адвоката Гапеевой Е.П. ни к чему не привела: в освидетельствовании сотрудником СЧ ГСУ МВД по Краснодарскому краю ст. следователем Лобус А.С. было отказано. К стати, следователем Лобус А.С. возбуждено еще одно уголовное дело № 13903051 для подстраховки, по старой отработанной схеме без лица, Семенов был опрошен в качестве свидетеля, наверное, это просто совпадение, но оперативное сопровождение ведет опять УФСБ в лице капитана Петренко. Можно только предположить — что только проявляя определенную небескорыстную заинтересованность к ситуации, отдел по борьбе с терроризмом УФСБ РФ по Краснодарскому краю, занимается проверкой сообщения о преступлении, предусмотренном ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ, которое, по сути, является гражданско-правовыми отношениями.
Краснодарский произволКраснодарский произвол Позже к требованию простить долг Хуртину П.В. добавилось еще и требование заплатить самим офицерам службы по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом УФСБ России по Краснодарскому краю Агрову Д.С. (подполковник начальник 1 отделения 4 отдела), Петренко А.С. (капитан ст. оперуполномоченный), Иванову А.И (ст. лейтенант оперуполномоченный) — 100 миллионов рублей. Когда муж сказал, что таких денег у него нет, Петренко А.С. и Иванов А.И. стали требовать 40 миллионов. Делали это прямо в нашем доме, при наших малолетних детях, все встречи записаны на видео.
Краснодарский произвол
Таким образом, речь идет об организованной дружескими, деловыми связями группе лиц, которая, выступая согласованно и по договоренности, намерена привлечь Семенова В.В. к уголовной ответственности без должных на то оснований. И тем самым избавить Хуртина П. В. от исполнения долговых обязательств перед Семеновым В.В. Хорошо придумано, и главное выглядит устрашающе для всех тех, кто посмеет требовать долги по закону через обращение в судебные инстанции. В своей работе по уголовному делу Лобус А.С. полагается на показания участников этой группы, а не на представляемые Семеновым В.В. документы и позицию по обстоятельствам происшествия и самое главное – положения уголовно-процессуального законодательства России. Для следователя Лобус А.С., видимо, законодательство имеет второстепенное значение, ведь он по его собственным высказываниям свидетелям по делу «получает нищенскую заработную плату, а у Семенова Виталия столько денег». В СИЗО №5 от моего мужа требовали дать показания на своего однофамильца, бывшего начальника УВД по городу Краснодар Александра Семенова. Обещали прекратить преследования, если он сообщит компрометирующие факты про бывшего полицейского. Но ничего порочащего Виталий про однофамильца не знал, а оговаривать его отказался. Во всей этой истории пока до конца не ясно, что для сотрудников краевого УФСБ стало первичным: желание получить звезды на погоны за некое расследование против бывшего сотрудника МВД или необходимость «отмазать» от долга в 30 миллионов рублей Павла Хуртина. Но в ходе всех перипетий вскрылось, что Хуртин должен деньги не только моему мужу, но еще многим другим людям. Оказывается, он брал деньги у граждан под расписку, обещая построить для них квартиры, а потом исчезал. Всё указывает на то, что столь успешно проворачивать эту операцию десятки раз Хуртину помогали именно его связи в краевом УФСБ. По крайней мере, это в неформальных беседах признавали сотрудники полиции, к которым обращались обманутые граждане. Говорили, что боятся расследовать дела о мошеннической деятельности Хуртина, опасаясь мести со стороны местных чекистов. На нашем примере видно, что угроза нашей семье вполне реальная. Удивительно, но Руководитель подполковника Агрова Д.С. и капитана ФСБ Петренко А.С. и его подельников — Генерал ФСБ Власенко М.Б. вообще оказался не в курсе дела. Когда я, Анна Скачко, пошла к нему на прием, чтобы рассказать о репрессиях в отношении своего мужа и всей семьи, то ужаснулась от его представления происходящего. Генерал Власенко М.Б. сказал, что не понимает, чего я от него хочу, когда мой муж одновременно носил полицейскую форму и занимался земельными сделками. Вообще, при чем тут он, Власенко М.Б., когда его подчиненные отвечают исключительно за борьбу с терроризмом. Пришлось объяснять, что Виталий Семенов полицейскую форму не носил, а Генерал Власенко М.Б. введенный целенаправленно в заблуждение своими подчиненными, перепутал его с однофамильцем Александром Семеновым. Мне осталось только гадать, не захотел ли Генерал не нарушать «корпоративную этику» и сдавать своих. А может, Генерал ФСБ Власенко М.Б. просто ничего не решает в своем ведомстве? Капитан Петренко А.С. представлялся мне «Царем», но говорил, что над ним есть Бог … Может быть капитан не шутил…
Мы действительно не знаем, как жить дальше, куда еще обращаться за помощью, но одно знаем точно: мы не будем молчать, и будем обращаться везде, где только можно поднять вопрос о своей ситуации и об отношении власти в правовом государстве к нашей многодетной семье. Я благодарна тем сотрудникам УФСБ, которые защищают нас от террористов, и очень сожалею о том, что в рядах столь уважаемого ведомства «работают» и позорят, своими коррупционными действиями, нечистые на руку сотрудники. Коррупция и вседозволенность разлагает демократические институты и ставит под угрозу их существование. Это проблема особенно важна для современной России. Задача общества и государства – искоренить или снизить вероятность этого зла до минимума. И в этой непростой ситуации Вы, Владимир Владимирович, являетесь для нас Гарантом справедливости. И слово «Родина», как для Вас, так и для нас, тоже не пустой звук. Поэтому, я искренне хочу жить на своей Родине — по чести и по совести, чтобы наши дети отдали всё то, что они могут: ум, талант, труд, и вечную признательность за элементарное человеческое уважение. К сожалению, на сегодняшний день моей семье и моим детям в уважении, защите и безопасности было отказано. Вы наша последняя надежда, Господин Президент, и мы верим, что Вы не оставите нас..
«Момент Истины» продолжает следить за ситуацией!

Личности:

, , , , , , ,

Места действия и организации:

, , ,