Официальный сайт Момент Истины
о редакции

Искусство

Дата публикации: 28.03.2018

Премьера «Анны Карениной» в Большом театре - новая Светлана Захарова. Вдруг стало понятно, что у великой балерины Светы Захаровой никогда не будет старости.

Выйдет срок, закончится балетный век, и она превратится в замечательную драматическую актрису. Собственно, это уже случилось в «Анне Карениной». Самое невероятное, что в “Анне”, где все слова давным-давно сказаны, где нельзя найти ничего нового и неожиданного, потому что все «новое и неожиданное» уже было, Светлане есть что сказать. И такие монологов от неё никто не ждал. Я, зная Свету 20 лет, - во всяком случае.

Великая Плисецкая всегда танцевала б..дь. Так было в чёрном Лебеде, так было в «Кармен», так было в «Даме с собачкой»... А уж тем более - в «Спартаке».
Так было и в «Анне».

Бл..дь - это то, что прославило Майю Михайловну. И никого это не смущало - кроме Фурцевой (сделавшей, впрочем, для Майи очень много).

Захарова говорит о другом. Балет - это не есть танец. Захарова грандиозно, с выдающимся драматическим даром, показывает любовь, переходящую в секс и секс, переходящий в любовь. Этого не умела делать Карла Фраччи. Это умела делать - и делала, - Марго Фонтейн, но не так грандиозно, как это сделала сейчас Захарова.

Правда-правда. Эти «монологи» в истории балета останутся навсегда.

А чепухи на сцене много. Если Ноймайер догадается сократить трёхчасовой балет до двух часов, без антракта, тогда это будет шедевр.

В той, старой «Анне» на сцене Большого была Майя и только Майя. Хотя я очень любил в партии Каренина Кондратьева, но он танцевал редко.

В новой Анне триумвират - Чайковский, Ноймайер и Захарова. Не знаю, получается ли «Анна» без Захаровой - не видел. Владимир Урин, директор Большого, в частных разговорах называет Свету великой. Очень важно, что Урин действительно так думает. Большой театр редко кого любил и редко кем занимался. Сегодня Света - лучшая балерина России. Какое счастье, что Большой театр это понимает, гордится Захаровой им делает все, чтобы ее искусство превращалось бы - на глазах - в легенду.


Места действия и организации: Большой театр, Россия, Момент Истины
Сейчас читают