Официальный сайт Момент Истины
о редакции

И вновь о В.Р. Мединском, ученом и министре

Дата публикации: 07.11.2016
Ответ Академика РАН Жукова В.И. радио «Коммерсант-FM»
Академик РАН Жуков В.И. Академик РАН Жуков В.И.
3 ноября 2016 года я ответил на вопросы, заданные корреспондентом радио «Коммерсант- FM». Времени было мало, но на некоторые особенности передачи я должен обратить внимание: корреспондента меньше всего интересовала докторская диссертация В.Р. Мединского. Рисовались дополнительные штрихи к портрету не угодного кому-то министра. В частности, освещалось его отношение к личности Маннергейма, памятная доска в честь которого появилась в Санкт-Петербурге, а теперь находится в музее. Это обстоятельство подчеркнуло актуальность одной из тем, которая раскрывалась в докторской диссертации В.Р. Мединского. Речь идет о достоверности исторического знания. Достоверно то, что Маннергейм служил в русской армии и сыграл выдающуюся роль в истории Финляндии. Достоверно и то, что финские войска были самыми боеспособными союзниками гитлеровцев, а финские рабовладельцы – самыми безжалостными эксплуататорами советских военнопленных. Достоверно и то, что гениальный финский политик вовремя расстался с Гитлером и перешел на сторону антигитлеровской коалиции. Достоверно то, что фельдмаршал и президент – выдающаяся личность. Но достоверно и то, что для нашей страны, особенно жителей блокадного Ленинграда, финские солдаты несли смерть, разрушения, горе. И я, как и мой собеседник, не поддерживал появление доски памяти Маннергейму. Разница не в этом: я против отхода от принципа достоверности в определении того, по чьей инициативе появилась памятная доска и какова степень причастности к этому министра культуры РФ В.Р. Мединского. Нужно вспомнить, кто открывал памятную доску, блистал знанием финского языка, какую должность занимал в Администрации Президента, а после этого набраться смелости и расставить все политические фигуры по своим местам. Но этого не произошло. Понятно и почему: в стремлении добиться освобождения не угодного кому-то министра В.Р. Мединского все средства хороши (ставим под сомнение его вклад в науку, не находим в магазинах его многочисленные книги, абсолютизируем мнение загадочных экспертов из коммерческой компании «Диссернет», возрождаем репрессивные формы групповой борьбы творческих деятелей. По примеру борьбы с Ахматовой, Зощенко, Мурадели и т.д.) Не так давно толпы ученых, в том числе академиков, разоблачали Вавилова и других представителей генетики, объявив ее «лжебуржуазной наукой». Уже в новейшее время (октябрь 1993 г.) 42 выдающихся деятеля культуры своими громкими именами заглушали танковую канонаду и оправдывали расстрел по приказу всенародно избранного президента «Белового дома», где засели избранные таким же демократическим путем депутаты. Совсем свеженькое по времени выступление клуба «1 июля» против В.Р. Мединского следует отнести к области научных парадоксов: В.Р. Мединский не принимал участия в «реорганизации» РАН, не является ее противником, не занимается асимптотическими методами решения дифференциальных уравнений с малым параметром в банаховом пространстве, в силу чего его научные интересы не совпадают с предметными полями исследований заявителей из клуба «1 июля». Кстати говоря, клуб «1июля» выступил с коллективным заявлением в то время, когда научная сессия РАН рассматривала достижения российской генетики, триумф которой наступил бы раньше, если бы в свое время «сгруппировавшиеся» академики не стали на сторону полуобразованных наглецов и не помогли превратить генетику в «буржуазную лженауку», а Вавилова и его учеников не отправили по этапу. Участь их, как известно, печальна. Не следует воспринимать выступление названного клуба как заявление от имени РАН. И последнее: предвзятость ведущего передачи проявилась и в том, что противников В.Р. Мединского уважительно именовали учеными и академиками, а меня – бывшим ректором РГСУ. Позвольте уточнить. Я не кичусь своими званиями, но вынужден напомнить, что я – академик Российской Академии наук, Заслуженный деятель науки РФ, ректор-основатель Российского государственного социального университета, т.е. того вуза, который с 1991 по 2014 годы превратился в крупнейший государственный университет России, а после его рейдерского захвата в апреле 2014 года влачит жалкое существование. К этому РГСУ я не имею никакого отношения и его бывшим ректором не являюсь. Если у редакции вновь появится желание обращаться ко мне, то будет достаточным и достоверным именовать меня академиком Российской Академии наук, президентом Вольного историко-социологического и психолого-педагогического общества. Если захотите назвать и другие титулы, смотрите сайт www.жуковргсу.рф.

Сейчас читают