Курс валют:
USD 68.6319   EUR 77.9658 
Официальный сайт Момент Истины
о редакции

А есть ли «кубышка»?

Дата публикации: 09.04.2020
Автор: Радостев Игорь,
Редактор: Островский Николай
А есть ли «кубышка»?

Один из моих товарищей, который получил образование в ныне не существующем уникальном военном училище — военно-финансовом, задал вопрос: «Как вы думаете, народ уже раскрыл преступление Правительства в отношении карантина?».

— А в чем преступление? — спросил я его, — Думаю, если оно есть, то не в карантине, а в том, что экономика оказалась к нему не готова и «Кудринская» кубышка куда-то пропала, и режим «выходных дней» вместо ЧС ведет к обнищанию населения, какие бы там стимулирующие меры не принимали…

— Именно в экономике — ответил он — Чтобы закрыть глаза народу на провальную экономику в условиях снижения цен на нефть.

— А как же остальные страны? Не слишком ли высокая цена для такого спектакля?

— Думаю, — сказал он — Для каждого Правительства это по-своему выгодно.

Я не хотел ничего больше писать на эту тему. Не хочу терзать за «живое», чтобы потом мне сказали, что, мол, когда было трудно, я не помогал, а добивал. Но его слова заставили меня задуматься, и пальцы сами по себе застучали по клавиатуре.

Сначала, пару слов о Ярославском высшем военно-финансовом институте. Конечно, многие из нас, некогда военных, с высока относились к офицерам не совсем военных специальностей, к которым относились военные юристы разных мастей, замполиты, и, конечно, военные финансисты. Мое общение с военными финансистами было, как правило, еще более строгим, так как военная контрразведка с особым вниманием относилась к деятельности финансовых отделов в воинских частях. Особенно внимательным это отношение проявлялось в военно-строительных частях. И я неоднократно поражался способности ярославских выпускников так все подточить и зачистить, что выражение «Не верь глазам своим» приобретало мистически реальный смысл. Совершенно по-другому стало проявляться отношение к «ярославцам» на гражданке, когда многие из них заняли заслуженные места на руководящих должностях в банках и аудиторских, в том числе международных, компаниях. Есть даже премьер-министр среди выпускников это заведения — Сергей Румас, премьер-министр Республики Беларусь.

Я не экономист. Мне трудно судить об экономике государства. Но есть какое-то непростое чувство тревоги, которое живет на уровне интуиции. Один высокопочитаемый евреями мудрец, Рав Иегуда Наси, сказал: «Погонщики ослов, в большинстве своем — негодяи, погонщики верблюдов, как правило, — праведники, моряки, в основном — хасиды». Мудрец имел в виду то, что погонщики верблюдов, сталкиваясь со стихией пустыни чаще уповают на Всевышнего, а моряки в этом плане — еще более суеверны, из-за чего в них развито предчувствие в своей профессиональной деятельности. Вероятно, это чувство тревоги сидит во мне потому, что от службы в армии я успешно откосил в Военно-Морском Флоте. Именно отсюда природа флотских суеверий в виде рисунков кошек на ракетах и нежелании выходить в море тринадцатого числа.

Но вот это чувство подкрепляется мнением человека, который долгое время был моим экономическим советником и весьма грамотным. Для него наличие преступления очевидно. Вопрос, который был задан мне — задан, как юристу. Его смысл состоит в том, есть ли состав этого самого преступления.

Ну вот и время для фантазии… История не терпит сослагательного наклонения, но давайте представим, что не было этого коронавируса, все идет своим чередом, мы голосуем за поправки в Конституцию — что происходит в нашей экономике? Помнится, в преддверии кризиса было достаточно много событий в области глобальной экономики: нежелание России соглашаться с ОПЕК на сокращение добычи. Потом, мы с этим резко согласились… Вдруг, именно уже в разгар пандемии, Президент вспомнил про Кипр, соглашение об избежание двойного налогообложения с которым, вдруг, стало камнем преткновения, хотя явно не влияло глобально на экономику. Выглядело, как обида на кого-то конкретно или сбор по сусекам. Может, действительно, как моряк-«хасид», я слишком уж суеверен? Но лоции нет в моих руках.

Попробую очень быстро сформировать дилетантское мнение, основываясь на самых что ни на есть открытых источниках. Начнем с кубышки. Собственно, кубышка появилась, когда Министерство финансов возглавлял Алексей Леонидович Кудрин, а он покинул этот пост в сентябре 2011 года. Совмещаем эту дату с графиком цен на нефть и выясняем, что нефть в это время колебалась в районе 110 — 120 долларов за баррель. С непродолжительными колебаниями то вверх, то вниз эта ситуация продлилась вплоть до лета 2014-года, то есть до того момента, когда мы взяли курс на импортозамещение и пытались повернуться с Европе задом — к Азии передом. Прагматичная Азия на это не повелась и пожелала видеть нас еще и на коленях. Примерно, в течение трех — четырех месяцев баррель упал со 110 до 50 долларов. Впрочем, такое поведение цен на нефть специалисты предрекали и без санкций, ибо маятник — он и в Африке маятник. Если брать в целом эпоху правления Путина, то нефть вела себя благосклонно, цена ползла неуклонно вверх, в 2007-м году даже достигая уровня 146 долларов. В кризис 2008-го она резко упала до 36 долларов, затем восстановила свой рост. То есть, поведение цен на нефть в виде скачков и провалов — вещь довольно обычное. И «если боль твоя стихает — значит будет новая беда», — так пела группа «Воскресенье». Группа музыкантов — не экономистов. Ну вот падение 2015-го года — это уже не совсем естественно-маятниковое поведение. Котировки на нефть свалились до 36 долларов. Это было в январе 2016-го, когда море несанкционной нефти в нефтевозах ИГИЛ стояли в очередь в турецком направлении. Падение с отметки 52 доллара началось примерно в октябре 2015-го года — 30 сентября 2015-го года Россия нанесла первый авиаудар по позициям ИЛИГ в Сирии. Надо сказать, что война в Сирии, которая началась в 2011-м году и, в большей степени, способствовала росту цен на черное золото, так как сирийский ресурс нефти исключался из легального оборота. Примерно, то же можно сказать в отношении Ливии. После подписания соглашения о прекращении огня в Сирии в феврале 2016-го года, котировки на черное золото двинулись вверх и достигли своего максимума 31 октября 2018 года — 82,8 долларов за баррель. То есть, такого «счастья», которого нам удалось испытать в 2011 — 2014 гг уже не случалось. Плавно, вполне естественно то снижаясь, то поднимаясь, цены на нефть к концу декабря 2019 года дошли до значения 68,68 долларов за баррель. Из всего этого можно сделать один вывод, что значение в 110 -140 долларов за баррель — скорее, счастливое исключение, нежели закономерное правило. То есть, в определенный момент нам повезло. И в этот момент не было ни кризисов, ни пандемий, ни войн. Идеальное сочетание обстоятельств. Еще и министр финансов — Кудрин. Ситуация в Китае, основном потребителе нефти, заставила ее котировки лететь вниз. К 30 марта 2020 года этот штопор достиг значения в 21,94 доллара за баррель. Вероятно, в связи с относительной стабилизацией ситуации в Китае, в апреле котировки начали слабый рост. Сегодня, 8 апреля, по данным сайта РБК стоимость барреля составляет 32,19 долларов. Данные фьючерсов имеют совсем небольшую тенденцию роста.

Вот это то, что может увидеть не специалист в экономической сфере. Однако, юрист, имеющий так же квалификацию налогового консультанта, хочу кое-что пояснить, что напрямую имеет отношение к вышесказанному. Бюджет нашей страны главным образом формируется от сбора НДПИ — налог на добычу полезных ископаемых. В 2011 — 2014 г.г., когда Мишустин еще не сделал систему сбора налогов самой совершенной в мире, и везде и всюду зияли налоговые разрывы НДС, НДПИ от добычи нефти был чуть ли не единственным источником пополнения бюджетных фондов. Обходить этот налог без криминальной составляющей невозможно. Именно по нефти ставка НДПИ рассчитывается по специальной формуле с привязкой к биржевой котировке и курсу рубля к доллару. При этом, начисление НДПИ на нефть происходит на каждую добытую тонну нефти, а добытая тонна нефти — это рано или поздно проданная тонна нефти. Поэтому наличие у предприятия выручки от продажи нефти однозначно несет за собой обязанность по оплате НДПИ — проверяется все достаточно легко и без систем учета добычи. Хотя уже давно ходят разговоры об установке счетчиков на скважины, но от разговоров до дела пока еще далеко, поэтому борьбу за чистоту начислений ведут, главным образом, региональные МВД и ФСБ. Формула также привязана к историческому минимуму — 13 долларов за баррель. При такой ставке сумма НДПИ равна нулю. Соответственно, если нефть падает ниже 13-и долларов. Вдруг! То НДПИ становится отрицательным, то есть уже государство платит предприятию. Чисто теоретически.

Соответственно, можно предположить, что даже при стоимости барреля в 32 доллара пополнение бюджета происходит достаточно скудно. А такие ситуации после образования «кубышки», как видно из описанного выше анализа уже случались неоднократно. Несомненно, что в эти моменты руку туда запускали. Есть еще один немаловажный фактор, влияющий на собираемость НДПИ. Влияет не только стоимость барреля, а факт самого роста или падения в среднемесячной перспективе. Дело в том, что тонна нефти, например, добытая в марте, продана будет в апреле. То есть НДПИ придется заплатить по мартовской ставке из выручки, поступившей по апрельской цене. В этой связи небольшие предприятия падают в финансовый ступор. Как правило в этот период начисленный НДПИ копится в виде налоговой задолженности. А ФНС сейчас действует действительно, как отлаженный компьютер: при наличии трехмесячной просрочки по платежам наступает ситуация, которая называется «признаком неплатежеспособности» — предприятие безжалостно сваливается в банкротство по заявлению ФНС. Как правило, в этом случае, задолженность превращается только в бесполезные исполнительные листы по взысканиям в связи с привлечением к субсидиарной ответственности лиц, контролирующих предприятие-банкрота, которые сильно осложняют жизнь этим лицам, но фактически никогда не будут реализованы. Соответственно, при росте цен, картина диаметрально противоположная — нефтяники счастливы.

Что мы сделали, чтобы не зависеть от мировых котировок на нефть? Кстати, вот Объединенные Арабские Эмираты, использовали именно период с 2011 по 2014 гг для активной диверсификации экономики, сократив нефтяную долю в ВВП до 20%, развив туристическую оставляющую. Катар, спохватился позднее, но уже в 2014-го так же взял курс на диверсификацию.

Мы модернизировали систему сбора НДС и прочих налогов (в части собираемости НДС успехи государства очевидны). Укрепили силовые структуры. Сложили деньги в кубышку. Что еще? Диверсифицировали экономику? Вооружения продаем! Какие-то промышленные проекты имеют место быть, но носят очень незначительный и локальный характер, чтобы повернуть ситуацию в экономике прочь от сырьевой составляющей. И в этом плане, главной ошибкой, на мой непрофессиональный взгляд, является отсутствие должного внимания и необходимой компетенции для развития среднего бизнеса.

Средний бизнес очень чутко отличает пустобрехство от реальных дел. В масштабах среднего бизнеса сложно, скорее даже невозможно, создать дыру в несколько миллиардов. Поэтому он и не интересен. Сегодня мы пожинаем плоды именно этой экономической политики, а не борьбы за нефтяные котировки. Средний бизнес не выводит деньги на Кипр — ему бы здесь, дай Бог, хватило бы на расходы.

Сегодня средний бизнес добивает коронавирус и введенный карантин. Но предприниматели этого не видят, они давно, примерно с 2015-го года знают, кто их прессует.

Но мне очень бы хотелось, чтоб кто-то, кто действительно компетентный в экономике, подхватил мою мысль и разбил мои доводы в пух и прах. А самое главное, чтобы он написал фантастический рассказ о том, как бы мы жили сегодня не будь коронавируса. Хотя история и не терпит сослагательного наклонения.

И очень б хотелось, чтобы такой публицистический диалог стал хорошей традицией.

Автор материала

Места действия и организации: Республика Беларусь, ОПЕК, НДПИ
Приемная редакции «Момент Истины» работает 24/7
Написать письмо
Колумнисты
Сейчас читают