Курс валют:
USD 63.4536   EUR 68.7710 
Официальный сайт Момент Истины
о редакции

ЧТО СДЕЛАТЬ?

Дата публикации: 14.10.2019
Автор: Радостев Игорь,
Редактор: Екатерина Гайдар

Мысли ни о чем.

Чем отличается публицист от журналиста? Много терминов, определений может прозвучать, кроме главного. Журналиста писать заставляет, главным образом, нужда.

Публицист же пишет обо всем подряд, что ему придет в голову за завтраком. И неведомая сила садит его за работу. Эта же сила заставляет его забыть нужду, необходимость решать множество важных и насущных задач. Судьба его трагична, ибо он – всегда один на один со своей писаниной. Все чаще он уходит в себя и, как сумасшедший, ведет сам с собой мечтательные беседы. Интрига вопроса «что делать» по Чернышевскому весит очень много, но он не писатель – он намекает и провоцирует, достигая той же цели за гораздо меньший срок. Гениев среди публицистов мало. Вряд ли кто-то сейчас вспомнит хоть одно яркое имя, положившее свою жизнь на этом поприще, ибо их труды адресованы окружению, которое сгинет в пучине времен вместе с ними. Возможно, только дети и внуки сквозь пелену времен будут перечитывать написанные ими строки и касаться мыслей былого времени, уже совсем непонятного – мысль тоже может стать артефактом.

Но вот, сидя сегодня за утренним чаем, просматривая новостной канал, я вдруг увидел мир со стороны, вспомнив одно гениальное публицистическое произведение.

Оно именно такое: документально-публицистическое. Есть такие произведения, которые доходят до нас через годы, раскрывая истинные понятия, перешагивая через эпохи, вышедшие из-под руки истинного Гения. Так, до сих пор, лучшим учебников по ПиАр и предвыборным технологиям является «Вся королевская рать» Роберта Пенн Уорена. Читая ее в юности, я изучал слабые стороны загнивающего капитализма, чтобы, встав в рост с бойцами светлого будущего (почти как воин света), ударить в самое слабое звено прогнившего насквозь корпуса. И вот: мы – часть этого корпуса. Ирония. Но, подобные произведения, вынося наружу пороки системы, почему-то не стали побудителем умов, не стали причиной изменений. Неужели, наша судьба – быть стадом, ведомым пастухом к вечной недосягаемой благой цели. Неужели, умнея, все на что мы способны – это революция? «Горе от ума»! 

Но думал я сегодня за чаем не об этом. Я смотрел рекламу и, вдруг, мысли мои показались мне до боли знакомыми. Да, когда-то давно я их прочитал. У Ильфа и Петрова. Нет, это не «Золотой Теленок», не «Двенадцать стульев» - есть у них наименее известная книга, не совсем художественная, но не менее гениальная – «Одноэтажная Америка». Ильф и Петров описывали свои эмоции и мысли, которые их посещали в тот момент, когда они касались другого мира, далеко за океаном. Я сегодня посмотрел со стороны на себя и нас, и ощутил себя «за океаном». Наша жизнь, следуя логике рекламы, как и в те далекие времена в Америке, состоит из двух частей: пессимистической и оптимистической. В пессимистической части мы чистим зубы бесполезной «обычной» зубной пастой, стираем белье неэффективным «обычным» стиральным порошком, нашим детям нечему радоваться без нагетсов и некого любить без ярко-красного фаст-фуда, мы – беспомощны в выборе отеля и немощны без чудотворного лекарства, наши животы постоянно крючит от дискомфорта и переедания. В общем, мы – полные дегенераты. И остались бы такими, если бы не оптимистическая часть нашей жизни. Все наши проблемы решают выдающие бренды зубной пасты и стиральных супер-порошков, жизненный тонус наших детей поднимают нагетсы, приносимые родителями с работы, и картофель фри в картонной посуде, а выпив чудотворное снадобье, мы приобретаем внутренний комфорт, и у нас сразу же «прет». Короче, мы – дегенераты! По любому: что так, что этак…

Более двух тысяч лет назад, Иисус пытался очистить наше сознание и указать путь. Человечество оказалось не готовым. Истинное христианство и сегодня, как мир: познаваемо, но недостижимо. Спустя две тысячи лет: мы еще больше больны, или все-таки на пути к выздоровлению? Если это трудно определить или понять, то, даже если мы и продвинулись вперед, то совсем не на много. «Одноэтажная Америка» была написана в 1935-1936 годах. Прошло 83 года. За это время войны стерли многие границы и обозначили новые, стерли с лица земли города и отстроили новые. Человек начал осваивать космос, придумал сотовую связь и атомные подводные лодки.

Но мысли остались беспомощно недвижимыми, как будто они (мысли) живут совсем в другой реальности, где время течет совсем не так, как мы это привыкли воспринимать. Наш внутренний космос оказался намного глубже и шире вселенной, его гораздо труднее изучить и понять, ибо туда не взглянуть через око телескопа.

Ключи, которые к нам подобрали в начале двадцатого столетия, до сих пор открывают замки нашего подсознания.  Реки наших мыслей перестают течь и начинают цвести. Кто-то выстроил им плотину. Плотину либо прорвет от переполнения, либо кто-то взорвет ее: в обоих случаях срывающиеся потоки будут крушить все на своем пути. Пока снова не повиснет в воздухе: «Что делать?».

И снова, не поняв глубины вопроса, мы будем искать ответ на вопрос «Что сделать?», ибо он – проще и досягаем.

Автор материала
Места действия и организации: публицист, журналист, мысли
Приемная редакции «Момент Истины» работает 24/7
Написать письмо
Колумнисты
Сейчас читают