Курс валют:
USD 65.6046   EUR 72.6243 
Официальный сайт Момент Истины
о редакции

Коррупция была, есть… Будет?

Дата публикации: 08.08.2019
Автор: Радостев Игорь
Коррупция была, есть… Будет?

«Я мзду не беру —
Мне за державу обидно!»
(фраза из фильма «Белое солнце пустыни»)

Как говорил Генеральный прокурор СССР: «Главное во время проверки — не выйти на самого себя» …
(анекдот)

«Коррупция» — слово латинское, а значит — уходящее в древность, также, как и «проституция». И чем-то оно схоже с последним, ибо дословный перевод слова corrumpere — растлевать. В России всегда использовались чисто русские: «мздоимство» или «казнокрадство» — которые более четко выражают суть данного явления. Другими словами, просто основываясь на лингвистических истоках коррупции, нас сразу унесло в далекое прошлое, что с небольшой долей отклонений позволяет нам сказать: «Коррупция была всегда!». В России, пожалуй, на мой взгляд самым «удачным» коррупционером, который немало сделал и для процветания государства российского был Александр Меньшиков. В тот момент, когда он был сослан в Сибирь в конце жизни, состояние Меньшикова примерно равнялось бюджету Российской Империи. Его неоднократно уличали и в мздоимстве, и в казнокрадстве, но «счастья баловню безродному» (А. С. Пушкин) все сходило с рук с учетом его заслуг перед Родиной. Но пример Меньшикова нам наглядно показывает и, в последствие в истории неоднократно находит свое подтверждение, что коррупция, как явление, проявляется в моменты активного государственного становления и не зависит от благосостояния потенциального коррупционера. Коррупция, как преступление, имеет одну странную особенность: как правило, оно выявляется не от объекта к субъекту, а наоборот. На простом языке это можно объяснить следующим примером. Выявление классического преступления выглядит следующим образом. Вы приходите домой, открываете секретер и видите, что в ваше отсутствие из дома пропали деньги. Вы взываете полицию, она выясняет, что от вашей квартиры есть ключи у соседа, который только что купил новую машину — далее сбор доказательств и разоблачение. Выявление же того же самого преступления в коррупции аналогично другой последовательности приведенного выше примера. Вы приходите домой, открываете секретер, но ничего особенного не замечаете — денег там достаточно много, и, на вид, вроде бы все на месте. Затем, выглядываете в окно и видите, что сосед приехал на новенькой элитной иномарке, которую купить он никак не мог исходя из известного вам уровня его доходов. Вспоминая, что у соседа есть ключи от вашей квартиры, вы снова бросаетесь к секретеру и пересчитываете все деньги. Выявив недостаток складированных в секретере средств, вы вызываете полицию и далее — по обычной схеме. Именно поэтому выявление «тайной» жизни чиновников вне российской юрисдикции — всегда является востребованной новостью, так как может иметь последствия раскрытия коррупционного преступления. Впрочем, это касается не только России: известны примеры привлечения к ответственности президентов стран после сложения ими своих полномочий, например, на Филиппинах, в Южной Корее, в Перу. То есть, коррупция — есть! Есть она практически везде, но в разных масштабах и с разными последствиями. Но факт остается фактом. С коррупцией ведут активную борьбу. Многие борцы с коррупцией так же становятся коррупционерами — нелегко устоять перед соблазном. Собственно, выявлять причины коррупции и говорить об этом смешно — это, как вопрос из песни Высоцкого: «Зачем аборигены съели Кука?». И самый вразумительный ответ: «Мне представляется совсем простая штука: хотели кушать — и съели Кука». Часто можно услышать мнение: мол, куда ему еще столько… Мнение дилетантское, так как наличие денег — это тоже зависимость и страх остаться без них. Представим, что некого Васю Иванова назначили на ответственный пост, предложим, в Департамент потребительского рынка, где сразу от наиболее теневой отрасли, курируемой этим департаментом — рынка ритуальных услуг, например, за лоббирование определения стоимости социальных захоронений, компенсируемых бюджетом, ему перепала некая сумма. Такое удачное стечение обстоятельств, позволило Васе переехать из двушки в Орехово — Борисово в, скажем, жилой комплекс «Эдельвейс», что на Кутузовском. Выбор нового места, кроме комфорта, имеет и много других причин: там проживает много «своих» или тех, кто может пригодиться — искать особенно не надо. МГУ имеет там служебные квартиры, где проживают деканы, а детей — скоро надо будет куда-то пристраивать.

Известные и успешные адвокаты, которые тоже живут здесь — вполне могут понадобиться в ближайшее время. И наконец коммерсанты, включая представителей верхушки азербайджанской диаспоры, которые потенциально могут являться последующим источником доходов. Но, переехав в жилье класса «luxury», Вася должен платить ненасытной управляющей компании около ста тысяч в месяц, и на абы-какой машине к подъезду тоже уже не подъедешь, квартиру в 240 квадратных метров убирать не так просто — нужна уборщица. Вот и вынужден Вася продолжать политику мздоимства и казнокрадства. Затем заметили Васю, более успешные ребята, деньги предложили совсем другие — предположим, за лоббирование интересов по наделению полномочий управляющей компании на одной из кладбищ. Это уже совсем другие деньги — и зовут Васю, мол, переезжай к нам, на Рублевку, поближе — будем вопросы решать. А там уже расходы на порядок выше. А тут еще человек умный посоветовал: «Вася, а ты пути отхода-то подготовил? — Надо бы домик на Кипре прикупить и деньжат на депозит положить, чтобы было на что жить. А то отправят в Мордовию и вернешься оттуда с голой задницей». Собственно, так выглядит типичный путь российского коррупционера — его финал очевиден и предсказуем, но всегда является неожиданностью для спецслужб: «Ой, он в Австралии, мы его не достанем!». Это тоже типичная особенность явления коррупции за редким исключением. Двадцать процентов острова Кипр составляет русскоязычное население, которое появилась там совсем недавно, примерно за последние двадцать пять лет. Те, кто видел Кипр до этих времен, знают, что остров заметно преобразился. Сами киприоты благодарны русским за то, что последние дают им работу. Во время кризиса 2008 года на трассе Лимассол — Ларнака (по направлению к аэропорту) были размещены билборды с надписями на русском языке: «Братья не покидайте нас». Зря боялись: большинству проживающих на Кипре русским появляться в России не желательно в виду не совсем чистого российского прошлого. Однако, машина противодействия коррупции медленно, но развивается и Кипр сумели «достать» посредством искусственно спланированного финансового кризиса нескольких крупнейших кипрских банков, главный из которых, где лежали коррупционные деньги, так и не оправился — исчез бесследно — Народный банк Кипра (Laiki bank). Затем, через некоторое время, крупнейшая на Кипре танзано-армяно-кипрская прачечная — банк FBME (Федеральный банк среднего Востока) последовал его примеру. Кипр стал не совсем безопасным местом. Последние известия в этой области нас извещают, что бывший заместитель главы Агентства по страхованию вкладов Валерий Мирошников покинул пределы России и уехал очень далеко — аж в Австралию. Опять все произошло неожиданно, при том, что бывший начальник управления «К» — Виктор Воронин, борец с этой самой коррупцией, тоже исчез с просторов нашей Родины. И тоже неожиданно. И загранпаспорт ему выдали случайно. Но вопрос даже не в том, кто и куда, а сколько. Чтобы безбедно жить в Австралии и, совершенно очевидно, не работая, сколько надо вывести денег? Думаю, что сто миллионов долларов США — это минимум! Уверен, что суммы гораздо выше. Для сравнения, на Кипр в нулевые сваливали с один или двумя миллионами, кому особенно повезло — с десятью. Значит, коррупция не просто не исчезла — она не уменьшилась, просто сосредоточившись в более тесном кругу. Другими словами, результат борьбы с коррупцией — есть просто перераспределение ее из одних рук в другие, и, может еще, сосредоточение ее в определенных руках. Значит, по большому счету, борьба с коррупцией — это просто борьба за контроль над ней. Да, Кудрин, как-то раз оговорился, назвав борьбу с коррупцией «злом». А ведь прав был! В России, во всяком случае, борьба с коррупцией не меньшее зло, чем сама коррупция. Парадокс!

Но неужели все так безнадежно? И да, и нет! Много факторов, которые надо учесть. А ответы давайте попробуем отыскать в прошлом. Маркс ведь, далеко не во всем был неправ, и диалектическая теория развития мира заслуживает внимания. Ничто в этом мире не происходит просто так, а имеет какой-то исток, подобно реке: история, развиваясь по спирали, ставит нас с ситуации, которые уже случались неоднократно. Возможно, где-то там есть закольцовка событий, как и много другого в этом мире, но в силу того, что живем совсем недолго по вселенским меркам и знания мы не унаследуем автоматически, а заново изучаем опыт предков, то это понимание находится за пределами наших физических возможностей. Во всяком случае, пока. Итак, мы знаем, то коррупция, подобно энергии по теории Эйнштейна, не исчезает, а лишь переходит из одной формы в другую. Более того, она не зависит от благосостояния самого коррупционера. Вышесказанное, ставит под сомнение эффективность экономического и административно-фискального способов борьбы с ней. Нет — вести борьбу надо, но эффективность ее будет наблюдаться только в отношении субъектов, а не объекта. То есть, коррупционеров будут сажать, а государство, как объект коррупции, выигрывать от этого не будет, потому что, де-факто, на место одного придет другой и начнет все заново. Вспоминается один афоризм из девяностых: «Мафию нельзя победить — ее можно только возглавить». По сути, в этом афоризме скрыта вся суть борьбы с коррупцией сегодня.

Да, коррупция была всегда, но формы ее были совершенно разными. Одно дело, она почти безобидна, если можно так сказать, а другое дело — когда она граничит с изменой Родине, или когда она приводит трагическим последствиям. Подход Сталина к этой проблеме был однозначен — «вредительство и саботаж». Это термины того времени (не будем сейчас говорить о перегибах в этой области). Но, если разобраться, юридически, он прав. Что такое измена Родине? Сегодняшний уголовный кодекс в статьях 275 и 276 — «государственная измена» и «шпионаж» соответственно — говорят всего лишь о раскрытии сведений, составляющей государственную тайну, оказании содействия иностранным спецслужбам и сборе информации. Но, как быстро мы забываем о главном: кем является воин, нарушивший воинскую присягу? Ни у кого не вызывает сомнений, что он предатель и изменник Родине. Издревле в Российской Империи, государственные служащие, подобно военным званиями, имели гражданские чины. И это не случайно, ибо они, как и военные, не работали, а — служили. Служили Родине! То есть выполняли свой долг, согласно присяге. А к присяге в Российской Империи приводились не только военные, но и гражданские государственные служащие. В наше время, во многих ведомствах что-то подобное есть, но эти ведомственные присяги не носят законодательного характера, а значит, в случае их нарушения, не имеют юридических последствий. Но, очень многие гражданские государственные служащие, в прошлом — военные. Они давали присягу! Почему мы считаем, что они свободны от нее, находясь на гражданской службе? Да, сегодня воинская присяга не та, которую мы принимали во времена СССР. Но, опять же, юридически, Россия является правопреемницей СССР. И те, кто принял присягу в Советские времена, совершая коррупционные действия, даже на гражданской государственной службе, совершает деяния, сопоставимые с государственной изменой. Вспомним некоторые отрывки из ее текста: «торжественно клянусь… бережно относится к вверенному мне государственному и военному имуществу…». И далее: «если же я нарушу эту мою торжественную присягу, то пусть меня настигнет суровая кара Советского закона, всеобщая ненависть и презрение Советского народа». Из этого следует, что лицо, находящееся на государственной службе, ранее принявшее данную присягу, присваивая государственные средства, эту присягу нарушает, а, значит, совершает акт измены Родине, правда не трактуемый таковым современным уголовным законодательством. Но, по сути, ведь — так! Что нас спасло от тотального разграбления и распродажи в момент развала СССР? То, что на местах стояли люди, которые были с идеей в голове! И многим, к сожалению, далеко не всем, и в голову не приходило поступить против своей совести. Затем, таких людей становилось все меньше — от них попросту избавлялись, многие просто умирали от старости. И скоро уже некому будет рассказать, что такие люди действительно были! Откуда они и почему они вели себя так? У нас не стало того, что было у них — идея, ради которой стоило жить! Присяга для них была не просто ритуалом, а частью посвящения на пути к заветной цели. Однажды в Мурманской области, произошел захват рыболовецкого колхоза «Северная звезда» его директором. Колхозников просто оставили за бортом. Но затем некоторые, сагитировали колхозников объединиться и начать борьбу за свои паи. Тогда директор просто раздал им деньги, весьма незначительные по сравнению с действительной стоимостью паев, но существенные для их небогатой жизни. Но, были те, кто не взял. И когда одного из них спросили, почему он не взял деньги за отказ от пая, то колхозник ответил: «У меня дети, внуки, что они скажут? Что я взял деньги и продался?». Вот эти люди! Что их отличает от ныне живущих? Воспитание! У них были другие учителя, другие авторитеты! У них были наставники и товарищи по работе! А у нас — только коллеги, боссы и шефы! Что такое идеология, мы уже и не помним, и не знаем, и специалистов в этой области просто нет, и знания черпать негде. Почему-то мы решили, что если мы коммунизм больше не строим, то и идеологии быть не должно. Но везде-то она есть! Американцы, например, будучи абсолютно не грамотными, имеют в голове идеологию величия Америки. Да, в основе этой идеи лежат сомнительные ценности и основа, но идея-то есть. Мы живем в стране, богатейшей своей историей и интеллектуальным наследием, ценность которых намного выше всех ископаемых запасов. И мы абсолютно не ценим это. Убежден, что в борьбе с коррупцией главное не посадка уличенных, хотя и это важно, а воспитание человека, для которого такое явление будет чуждым. А мы что-то делаем для этого? Наши дети идут учится туда, где у нас есть возможность их протащить, затем идут работать туда, где у нас есть, кому их вытащить. Так чего мы тогда еще хотим?

Хочу привести живой пример того, как много зависит от учителя и, заодно, воздать должное моим учителям. Мне с ними повезло. Наш класс, 1988-го года выпуска Средней школы № 81 Группы Советских Войск в Германии, после школы разбросало по всему Союзу — мы обязаны были покинуть ГДР после выпуска, независимо от того остаются у нас там родители служить дальше или нет. Впервые, мы встретились через двадцать лет, причем к нам присоединился и выпуск 1987-го года. За это время мы не терялись, переписывались. Мальчики, как и положено, почти все, пошли в военные училища. Девочки — в медицину и педагогику. При этом, мы все равно оставались бунтарями. Мы пробовали себя там, где в общем-то и не следовало бы: я, например, сын ракетчика, пошел в военно-морское училище; многие мои друзья оказались там, где абсолютна была исключена поддержка родственников. Через двадцать лет среди нас, живущих в России, на Украине и в Беларуси нет взяточников, нет судимых, нет спившихся и бомжей. Мы все стали кем-то: офицеры и госслужащие, предприниматели и менеджеры крупных компаний. И за каждого из нас я готов ответить! Готов ответить хотя бы просто потому, что соверши кто из нас коррупционное преступление, от него попросту отказались бы родители. Так мы воспитаны! Такими мы оказались не нужны Родине!

Школа и семья! Чтобы бороться с коррупцией, надо воспитать человека, гражданина, служащего. Да, это долго и трудно! Да эффект, возможно, уже увидим не мы, а, дай Бог, наши внуки. Людям надо вернуть идею! Присяга должна быть не пустым звуком! И она просто должна быть. Государственный служащий, находясь на своем месте, в какой степени влияет на судьбу простых граждан. А значит, он и к присяге должен быть приведен, и спрашивать с него за ее нарушение надо соответственно. Даже церковь, которая могла бы, в этом воспитании сыграть существенную роль, сейчас не является примером добродетели. Порочные явления, имеющие место в обители Господа, особенно ярко выглядят, как раны, на ее теле. А это все — моральное состояние народа. Власть светская и власть духовная могут это состояние поднять на высокий уровень, а могут и разложить окончательно. И если на это не обращать внимания, то скоро нам просто надоест слушать о бесконечных разоблачениях и найденных виллах за границей — мы будем говорить: «вот повезло, урвали». Вы хотите, чтобы ваши дети жили в такой стране?

Автор материала
Сейчас читают