Курс валют:
USD 63.7542   EUR 70.5313 
Официальный сайт Момент Истины
о редакции

Умерла великая Марина Семенова

Дата публикации: 10.06.2010
Редактор: Островский Николай
Некролог
Вчера на 103-м году жизни скончалась Марина Семенова. Мало кто из ныне живущих видел ее на сцене, но все знают, что это была лучшая классическая балерина ХХ столетия.
Слава настигла ее в 1925 году — в год выпуска из Ленинградского хореографического училища. И даже раньше: балетоманы высмотрели юную ученицу Агриппины Вагановой еще на школьной скамье, так что прихода девочки в театр ждали как явления мессии. Впрочем, "девочкой" Семенову не называли и в семнадцать — не дозволяла ее державная стать, победительность осанки, царственное великолепие балеринского жеста. На прореженной эмигрантским отливом сцене бывшего Мариинского театра выпускница моментально стала примой, не знающей ни соперниц, ни завистниц: слишком роскошны были ее внешние данные, слишком непобедимо женское обаяние, слишком безупречен классический танец — после придирчивой Вагановой над техникой балерины изрядно потрудился ее первый муж и однофамилец, строгий академист Виктор Семенов. За четыре сезона, которые юная балерина провела в Ленинграде, она перетанцевала больше партий, чем за последующие 23 года своей карьеры. Среди них те, что стали главными и любимыми на всю жизнь: Одетта-Одиллия, Раймонда, Аврора, Никия.

Что заставило молодую, всеми боготворимую приму в одночасье покинуть родной театр и вместе с мужем целый сезон колесить по окраинам советской империи, чтобы в 1930 году объявиться в шумной и чуждой Москве, мы не узнаем никогда: люди ее поколения, прошедшие выучку сталинизма, всю жизнь стойко оберегали свою приватность от жадного любопытства потомков. Удалую Москву Семенова потрясла: до тех пор Большой театр не знал подобного совершенства — именно так Игорь Моисеев вспоминал ее первое появление в "Баядерке". Балерина успела сразить и Париж: в 1935 году Семенову выпустили на личные гастроли, она танцевала в Opera de Paris с Сержем Лифарем, повелителем французской балетной труппы и французской публики, и своим ошеломляющим успехом нанесла смертельную рану его самолюбию.

Но суетная Москва доставшимся ей сокровищем не воспользовалась: наступила эпоха балетов-пьес, в которых драматическое дарование ценилось выше классического искусства и в которых заколдованных принцесс сменили литературные героини, богатые эмоциями и бедные танцем. Не то чтобы Семенова была неважной актрисой. Просто она была актрисой другого, не психологического, скорее классицистского театра, театра высокой трагедии и высокой комедии. И каково было лучшей балерине своего времени годами не получать новых ролей, не иметь ни одного спектакля, поставленного специально для нее, видеть, как мелеет классический язык в половодье драмбалетов, и выслушивать дифирамбы в адрес более удачливых, но менее талантливых коллег, мы тоже никогда не узнаем. Марина Семенова жаловаться не любила. "Меня выживали. Даже травили",— без горечи, с презрительным пренебрежением скажет она спустя десятилетия — когда ей исполнится девяносто.

Источник:
http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1383814&NodesID=8


Сейчас читают