Курс валют:
USD 63.8881   EUR 70.4111 
Официальный сайт Момент Истины
о редакции

Выпуск от 28.06.10

Дата публикации: 05.07.2010
Редактор: Островский Николай
"Момент истины" в эфире. В студии Андрей Караулов. Добрый вечер. Мы много, несколько раз рассказывали наши зрителям о том, что сегодня на самом деле, с нашей журналистской точки зрения, на самом деле происходит в Нижнем Новгороде. Сегодня мы расскажем о реакции сильных мира сего на наши Нижегородские сюжеты. Роман Антонов – депутат Государственной думы России: Антонов: Но я для себя на самом деле с удовлетворением отмечают, что всё-таки вода камень точит. Эффект есть. Антонов: Да, эффект есть. Действительно проведена комплексная проверка. Более того, я сам как депутат Госдумы заказал экспертизу вневедомственную этих домов. Итог этой экспертизы, к сожалению, весьма печальный. В домах жить нельзя. Антонов: На сегодня день было выявлено огромнейшее количество отступлений от проекта. Но надо отдать должное, что депутаты земского собрания (?-Варнаменского района, где у нас наиболее плачевная ситуация, откуда съехали семьи в минус 27 градусов. То, о чем мы говорили. Антонов: Заложено порядка четырех миллионов рублей. На ремонт этих домов. Давайте послушаем этих людей. Нижегородская область, деревня, молодые специалисты. * * * Вот здесь начинается наша улица. Дальше грязи ещё больше. И вот там вдалеке мой дом. Метров 150–200. – А как же вы тут ходите? Марина Ушанова – врач, Нижегородская область: Ушанова: Вот этими вот ногами. – Но как вот сейчас пойдете? Ушанова: Вот сейчас здесь войду вот в этот люк, вот здесь пойду вдоль милиции, дальше вот там перелезу через глину, вот к тому мусорному баку. Потом залезу на перекрёстке большой крест. Там никак не обойти. Дальше вот пройду ещё два перекрёстка по остатку снега. А уж когда дойду до своего поворота, там уже могу провалиться по колено. В Нижегородской области у губернатора Валерия Шанцева замечательная программа "Жильё для молодых специалистов". В деревне. Учителя, врачи, ветеринары. Вот молодые специалисты пытаются пройти к построенным специально для них, чтоб привлечь их на работу в деревню, коттеджи. Ушанова: Четыре домика. Два домика учительские, два дома врачебные. Мы переехали сюда в июле месяце 2009 года. Это крыльцо – оно полностью упало. Ходить по полу нельзя, потому что мы проваливаемся. Вот эти все доски – они проваливались. Это вход в кочегарку, то есть за дровами здесь не пройти. Вот. Из какого, прошу прощения, дерьма, – по-другому не скажешь, увы, – строились так называемые коттеджи для молодых специалистов. Этот вопрос уже сегодня в прокуратуре. Ушанова: Эта дверь не открывалась, так как начинались холода. Я с маленькими ребятишками вот так вот залазила, а муж меня вот там вот принимал. Поскольку тут крыльца просто не было. – А что за стена? У вас весь дом отделан, а стена не отделана. Ушанова: Застройщики, когда ещё дом строили, сказал, что по проекту так. Что сайтинг здесь не положен. По основному периметру дома под сайтингом утеплителя тоже нет. * * * Анна Козырева – учительница, Нижегородская область: Козырева: Не все въехали, потому что в домах очень холодно. И даже которые въехали, уже зимой съехали отсюда сразу же. * * * Температура в этих домиках зимой, Иван Петрович, ноль градусов. Дома для молодых специалистов. Учителей, врачей прежде всего. В обмен на такой домик, с позволения сказать "домик", зимой все уехали. Жить невозможно. С детьми. Семь лет обязан молодой специалист получить бесплатно коттедж, с позволения сказать "коттедж", отработать в деревне Нижегородской. Естественно все уехали. Ещё полагается машина. Только грязь такая, мы видим… Иван Рыбкин – доктор политических наук, профессор: Рыбкин: По колено. Скорая помощь. 21 век. Нижегородская деревня. Скорая помощь не смогла приехать. С врачом, молодым специалистом. К роженица. Рожала без врача роженица. Грязь. Подъехать нельзя. Машины стоят и дома разваливаются. Рыбкин: Вот посмотрел сюжет/ Ведь на деньги области. Программа-то хорошая. Доложили, что/ Рыбкин: Как строятся дома и каким образом строятся дома – это конечно ужасная картина. Просаживание денег целевых программ. И областных. Переназначения Валерия Шанцева губернатора Нижегородской области. Поставлено условие, требование – разобраться в том числе вот с этим бардаком по этой программе. Ведь Шанцеву верит президент. Шанцеву доверие в области 30% у населения. Это совсем немало. Тем более обидно, что сегодня правительство Нижегородской области, которое после нашего выступления, рассматривает вот эту проблему этих коттеджей для молодых специалистов, и непонятно, неизвестно как найти фирму, – испарилась фирма, – которая вот эти дома, с позволения сказать "дома", построила. Невозможно найти фирму. Тогда вопрос: каким же образом фирма, которую сейчас найти нельзя, строительную, тендер выиграла, конкурс, вот на строительство этих коттеджей. Какие взятки были? Кто получил эти взятки? Какие откаты? Рыбкин: Несомненно. И откаты. Ужасающие откаты. Как то, ну буквально на дороге остановился идущий по трассе Каспий, мне говорят: "Из сего строить дорогу? , когда ещё на ранних этапах… Сколько откат? Рыбкин: Ужас. Мне даже вообще… я сказал: я в это не верю. Сколько процентов? Рыбкин: Семьдесят. А как же строить дорогу – 70? Рыбкин: "А мы потом ремонтировать будем". Поэтому они разлетаются в первый же месяц. Вот это самое главный вопрос – контроль. Сколько у нас контролирующих служб в стране, к председателю совбеса, потом к вам ещё. Сколько у нас контролеров, высоких? Рыбкин: Я хочу сказать, Андрей Викторович, должна быть многопартийная реальная система, когда все друг за другом наблюдают. Кто мешал в Нижегородской области местному отделению, как КПРФ, как "Справедливая Россия", как "Единая", контролировать строительство вот этих домов? Кто? Рыбкин: У вас только что прошли сюжеты, насколько оппозиционны депутаты, в кавычках, КПРФ. Оппозиция, которая клювиком с ладонушки руководящего кормится, какая она оппозиция? Никакая. Ни водовода, ни электричества. * * * Вернемся с Нижегородским домам в эти жуткие районы. Это не один район. Программа охватила всю область. Ни в одном районе. Напомню депутату Антонову и нашим зрителям, что он, депутат Антонов, говорил в нашей программе весной. Антонов: Дороги нет до сих пор. У них даже мусорный контейнер убрали, сказав о том, что мы вам обещали поставить только около домов молодых специалистов. Потому что это, как правило, поля. То есть это окраина. Понимаю. Антонов: Где выделять? Контейнер убрали. Вопрос "почему убрали", сказали "мы только на зиму вам обещали вам поставить". А куда же помойку выкидывать? На улицу прямо? Антонов: Ну если у нас на 35 квадратных метров нет ни одной батареи. Какая помойка? Это уже, я считаю, просто мелочь. * * * – А почему так падает температура в доме? Козырева: Ну потому что дома совершенно не утеплены, и в полу щели. И вот смотрели – сайтинг снимали, смотрели. Дома вообще не утеплены. * * * Итак выше сюжет в "Моменте истины", какова же реакция Нижегородского правительства? Будут переделывать эти коттеджи? Антонов: Заложено порядка четырех миллионов рублей на ремонт этих домов. Напоминаю, что дома были сданы в эксплуатацию в 2009 году. Ломать их будут/ Антонов: Но я не могу сказать "ломать". Возможно будут утеплять, укреплять фундаменты. Но у меня-то вопрос ведь один. Там были компании, которые были привлечены/ Реакция Шанцева есть? Антонов: Реакция есть. Не могут найти компании, которые строили дома. К кому предъявить претензию. А как это может быть ? Их выбирало правительство Нижегородское, был тендер очевидно, они выиграли. Как это может быть? Антонов: Тендер проводило районная администрация. Понятно, что выиграли фирмы известные в районе. Никого нового там не появилось. Поэтому конечно/ Теперь их найти не могут? Антонов: Да, не могут найти. Испарились. То есть претензии предъявить некому. Антонов: Да, претензии предъявить некому/ Украденные деньги тоже, вот за такое качество. Антонов: Вы знаете, есть областной бюджет, который… Всё стерпит. Антонов: Да, он всё стерпит. И на сегодняшний день подсчитать цифру очень тяжело. Огромное количество статей в бюджете. Пересекаются друг с дружкой. Та же программа, допустим, по расселению или по чему-то ещё, она может раскидываться на 10 министерств. Одна программа – она должна администрироваться одним министерством. Чтобы можно было всегда посмотреть её чётко, спросить с того, кто за неё отвечает. Сейчас невозможно получить информацию об исполнении программы в целом. Невозможно? Антонов: На эту уйдут недели, две, три. * * * Рыбкин: Я более того вам скажу. Вот я знаю (?-Ордатовский район Нижегородской губернии. Там бывший председатель колхоза, в деревне (?-Лищедеево, вообще всё под себя подгрёб. Проложив трубу газовую, от Газпрома, теперь требует в районе 270 тысяч рублей с крестьянина, для того чтобы вести к нему газ. Ну представьте себе, это несоотносимо совершенно с теми зарплатами, которые получают/ Такого воровства, таких домов со снесенной абсолютно крышей, как говорится в молодежной среде, такого не было никогда. Рыбкин: Правильно говорите, Андрей Викторович. До недавнего времени один из вице-премьеров правительства, всё время вечерним рейсом в пятницу улетал в Лондон, и прилетал утром каждый раз. Потому что всё там. И доходы, которые он показывает. Вынужден был показать в соответствии с указом президента. Все доходы у жены, которая всё время живёт в Лондоне. Это сотни миллионов рублей. И ещё скромно показывает. * * * Антонов: То же самое по доходной части содержания того же высшего должностного лица на сегодняшний день по статье расходов могут сидеть в абсолютно разных местах. * * * Михаил Виноградов – политолог: Виноградов: На самом деле многое зависит от того, что является приоритетным для чиновника. На что он больше всего/ Но люди – разве это не приоритет? А издательство. Такие дома, ещё раз скажу, в обмен на контракт. Семь лет молодой специалист обязан за этот коттедж в деревне отработать. Разве экономика не для людей? Виноградов: Наверняка, экономика для людей. Но практически у любого чиновника две ключевые задачи: вести себя с подчиненными таким образом, чтобы подчиненный был в страхе и можно было манипулировать как минимум/ По-сталински. Виноградов: А что касается вышестоящей инстанции – им необходимо имитировать собственную эффективность, делать вид, что у тебя всё хорошо. У тебя, с одной стороны, нет конфликтов, потому что за конфликты серьёзно спрашивают, а в целом создавать такую видимость благообразия. Имитировать там либо модернизацию/ * * * Антонов: Ну возвращаясь к тому, что наша с вами, Андрей, передача не прошла… была услышана. Честно могу сказать, пусть с колоссальными отступлениями от проекта, на сегодняшний день Нижегородкапстрой уже уведомил мэрию о том, что они готовят дома к сдаче. Испугались конечно. Когда они должны были сдать, напомните? Антонов: Должны были сдать в августе 2009-го. Нижегородкапстрой – ещё одна история с жильём в Нижнем Новгороде. Только хочу сказать, что Валерий Шанцев получив переназначение на посту губернатора, первым делом избавился от господина Валерия Англичанинова. Вице-губернатор, как выяснилось, в том числе. * * * Даже с гордостью говорили. После нашего сюжета. И палата приехала, и прокуратура. Именно Англичанинов курировал то самое СУ, которые было обязано на деньги федеральные, – Путин выделяет огромные суммы, премьер-министр, – переселить стариков из ветхого фонда… Что такое ветхий фонд. Это дома, я не ошибаюсь, я не в цифрах, построенные в конце позапрошлого века… позапрошлого века. И уже тогда списанный из речных кораблей, из бревен. Евгений Федоров – председатель комитета по экономической политике и предпринимательству Государственной думы России. Федоров: Да, да. Это не жильё, это кошмар. * * * Наталья Назарова – жительница Нижнего Новгорода: Назарова: Всё у нас промерзает, пол очень холодный. Ещё дом более-менее так, а на полу градусов 13. Очень холодно. Завалину сделали, железом закрыли, а ничего туда не утеплили совершенно. Вот у меня унитаз замёрз, его только сегодня поставили. Всё льет. Кругом был лёд. Всё треснуло, вода протекла. Я вот даже не могла разморозить. Потому что морозы были за 30 градусов в декабре. – Так это у вас на улицу что ли? Назарова: Прям на улицу, да. Валентина Киреева – жительница Нижнего Новгорода. Киреева: Да у нас ребёнок. Посмотрите что за западня делается. Там балка, видать, лопнула. Назарова: Здесь вот у нас живёт участница войны. Пол провалился. * * * Это не жильё, это кошмар. Мы всё это показали – оказалось, что Валерий Англичанинов. Хотя что значит "оказалось". Не скрывал вице-губернатор правительства, что тендер выиграл. Его бывшее СМУ, где он был хозяин. Он и его супруга. Валерий Вениаминович Англичанинов – заместитель губернатора, заместитель Председателя правительства Нижегородской области: По телефону: Англичанинов: Не хозяин – это точно. Но в совете директоров состоял. Англичанинов: Но в совете директоров в связи с тем, что 25% принадлежало области. А прежде вы были учредителем. Англичанинов: Да, прежде был учредителем, сейчас нет. Но были. Ваша супруга, и по домашнему адресу Московскому/ Англичанинов: Да-да-да. * * * Фирма "Ванак". Шанцев расстается с Англичаниновым. Дома наконец для переселенцев из ветхого фонда сдаются. Опять-таки, это было одно из условий – доделать, исправить ошибки. Федоров: Не в связи с переназначением. Это исправляется, – хотя может быть не так быстро как хотелось бы. Если это конечно какие-то мошенники, жулики. Это уже прокуратура. Федоров: Это уже дополнительные. Прокуратура. Это не связано с переназначением. * * * Федоров: Те, кто создал команду, те за неё и отвечают. И члены партии "Единая Россия". Федоров: И по партийной линии отвечают, и по кадровой линии отвечают. Это были серьезные ошибки/ О которых честно сказано. Федоров: О которых/ Причём никто нам журналист не мешал, – прости, я тебе перебиваю, – говорить открыто. Никто не мешал. Федоров: Конечно. Вы и подняли эти вопросы. Партия их тоже рассматривала, я знаю. Шанцеву оказано доверие, с поправкой "немедленно исправить вот это всё". Исправляется. Федоров: Любого руководителя, если он совершает ошибки, или превышает определенную как бы политическую ситуацию с этими ошибками, его можно в любой момент и снять. Вообще говоря, назначение любого губернатора – это не есть индульгенция на четыре года. Если есть нарушение, в любой момент это будет замечено, и вам в том числе… Ну как. Ростовская область, Оренбургская область, с которых смена губернаторов. Но ведь, Евгений, сегодня всё чаще и чаще вспоминаем казалось бы просто забыто слово "приписки". На бумаге одно, как с коттеджами, а на деле, в жизни, другое. Федоров: Да. Причём опять-таки, в нашей программе о приписках кто говорил недавно? Александр Владимирович Руцкой. * * * Александр Руцкой: Руцкой: Назовите мне страну, где бы статистика была подчинена ведомству, которое отвечает за экономическое развитие страны. Ни в одной стране этого нет. Стоит президенту сесть в самолет, никого не предупреждая, прилететь неожиданно. В Курскую область ту же. И пройтись по заводам. Я не знаю сколько после этого будет на должности будет находиться губернатор. Потому что полный развал и полный упадок. Любое хозяйство, вот Курский район. Посмотрим: вот по статистике пять тысяч голов крупного рогатого скота. Поехали – покажете мне. Вот я взял сборник Госкомстата Курской области. Я приезжаю в хозяйство, говорю: Ну покажи мне три с половиной тысячи крупного рогатого скота. Это по документам ты спрашиваешь. Руцкой: По документам. Заходим в коровники. Коровы на подвязках. Как в 46 году. Руцкой: И кормят соломой. А насчитал 38 коров. А по документам? Руцкой: Три с половиной тысячи. И на каждом шагу враньё. * * * А где контролирующие органы, и где глас партии? Федоров: Но если мы говорим о приписках в рыночной экономике, то это имеет другое слово – воровство. А за воровство тюрьма. Если кого-то обманули, в результате фальсификации документов/ Москву Кремль обманывает в том числе. Кого-нибудь посадили за приписки? Федоров: За воровство посадили огромное количество людей. За приписки, за очковтирательство. Я о своём. Когда на бумаге одно, а в жизни коровы на веревках висят – стоять не могут. Настолько ослабли. Как вот после войны. Федоров: Ну обратите внимание, если сказать сколько поменялось губернаторов за два года, – треть. Это как? Уже треть? Федоров: Ну если посмотреть… За два года? Федоров: Конечно. Треть? Федоров: Треть. Это как? Это реакция власти на ситуацию? Конечно реакция. * * * Треть страны. Я как-то не задумывался над этой цифрой. По сути дела кадровая революция. Треть страны, новые руководители регионов. И каких регионов. И не все ушли с благодарностью, прямо скажем, как президент Якутии Штыров. Алексей Митрофанов – политолог: Митрофанов: Это губернаторы нового плана, люди не из публичной политики. Вот в чём разница? Хозяйственники? Митрофанов: Да. Люди ориентированные на решение хозяйственных задач. Как правило связанные с финансово-экономическими группами, что неплохо. То есть они могут принести и инвестиции в свои области. И люди далёкие от публичной политики, скажем так. В чём разница между прежним составом? Митрофанов: Они не считали возможным не только заниматься проблемами области, часто они делали заявления по политическим вопросам. Губернатор Аяцков, мы помним, давал оценку Клинтону. И это были политические деятели, и чувствовалась в них большая независимость. 21 век на дворе. Митрофанов: Всё-таки и независимость от избирателей. 21 век на дворе. О чём мы сегодня говорим, как о существенных вещах – приписки, строительство коттеджей фирмой, которая исчезла, – никто её найти не может. На правительстве области обсуждается вопрос: как найти фирму. Прокуратура проснулась, слава богу. Мы о чём говорим в 21 веке? Не кажется странным, когда по идее Сколково, инновации, даже обсуждение широкое. 500 миллиардов рублей предлагается на новый горнолыжный курорт в наших горах Адыгеи и другие регионы. Это больше чем Сочи. И вдруг мы обсуждаем ветхое жильё, хреновые домики. Митрофанов: У нас колоссальная проблема. Ведь когда Хрущев строил свои знаменитые дома, всё рассчитывалось на 30 лет. Ну, слава богу, он неплохо построил. Протянули аж 50 лет. Но сейчас именно начинается проблема, что эти дома будут сыпаться. Они не на 200 лет. Вот ещё одно ветхое жильё на подходе. Митрофанов: И наступает момент истины. То есть мы не можем по миллиону, по два миллиона метров ветхого жилья замещать. Нужно десятки миллионов. А с нефтью у нас, нефтяная держава, не наступает момент истины? Даже не падение цен вот сейчас на этой неделе имею в виду, а в принципе. Появление био-топлива, нового топлива. Тогда что мы будем делать. Митрофанов: Био-топливо, выход на рынок новых игроков. Например по газу. Когда Катар пошёл на европейский рынок. И, извините меня, по цене 100 долларов за тысячу кубов. Как с этим конкурировать? Митрофанов: В три раза дешевле чем у нас. Туркмены договорились с китайцами. А Катар гонит свой газ намного дешевле чем он у них на поверхности. Митрофанов: Так там одна семья. Там нету огромных расходов, которые у нас впечатаны в цену газа. И согласование футбольных команд/ Митрофанов: И так далее. Да. Детского спорта. При всём уважении к детскому спорту. Всё стоимость того газа. А там одна семья. Она может и 100, а может наверно и 80, когда ей будет выгодно. То есть появляются вещи, проблемы, которые мы недооцениваем? Митрофанов: Недооцениваем. Экспорт газа в Европу упал на 20%. Они стали брать в других странах. Мы должны это понять. Био-топливо появляется. Митрофанов: Био-топливо, и так далее. Вот объясни мне, био-топливо, – одна из тем сегодняшнего разговора. Ведь био-топливо, проблема био-топлива – она как бы недооцененная остаётся до сих пор. Если человечество, как говорит Олег Толкачев, сенатор, привязано к нефти сегодня, в целом, человечество, значит рано или поздно человечество от этого хомута захочет избавиться, найдёт заменитель нефти. * * * Олег Толкачев – член Совета Федерации, председатель Комитета по жилищной политике и ЖКХ: Толкачёв: Стремительно растущая цена на нефть, я уверен в том, что я сейчас скажу, однозначно будет приводить к тому, что экономики потребляющих стран будут стремиться любой ценой, вот как угодно, избавиться от этого хомута. От нефти. Толкачёв: От нефти, конечно. Либо развивая водородную энергетику, либо плазменные все дела. Но это лет на 50 вперёд. Самое доступное – это перейти на био-топливо. Почему не сделали раньше? Потому что био-топливо дороже чем стоимость, ну предыдущая стоимость, не сегодняшняя, нефтепродуктов. При росте стоимости бочки нефти 144 доллара, био-топливо становится конкурентоспособным, или даже ниже. Или даже выгоднее. Дальше понятный вопрос – это производство этиловый спирт. Он производится из тростника, из кукурузы, из зерна, из картофеля, из чего угодно. В Соединенных штатах за последние два года 287 новых заводов про производству этанола. Это масштабное крупнотоннажное производство. Это означает – переход сначала на гибридные виды топлива, переход на новые виды двигателей внутреннего сгорания, – ну чаще всего это дизель переделанный – там другие смазки нужны. Ну спирт промывает двигатель. И, вообще говоря, отказ от нефти. Ну что дальше? Это новые технологии в двигателестроении, в автомобилестроении – раз. Причём для своей страны, естественно. Все остальные останутся пока страны. Второе. Это направление ресурсов – зерна, кукурузы, тростника на вот эти вот цели. А это значит подорожание продовольствия, причём резкое, в разы подорожание. Вплоть до голода в слаборазвитых странах. Вплоть до этого. И наконец третий элемент – обрушение экономики нефтепроизводящих стран. Вот это самое интересное, самое опасное для нас. Почему возникли проблемы, вплоть до ликвидации Советского союза. Это война во Афганистане, и второе – это падение цен на нефть. Поэтому. Если в этой ситуации, а мы уже близки к этому, упадут цены на нефть для производящих стран, таких которые не обладают хай-тэком, высокими технологиями. Что с нами будет? Толкачёв: Ну вообще-то говоря, очень непростой вопрос вы задаете. Тут могут быть события не легче чем в Советском союзе были. Тут проблем в экономике будет очень много. * * * Митрофанов: Конечно человечество активно этим занимается. Ищет варианты. Митрофанов: Ищет. И вот даже у моих знакомых сейчас в Соединенных штатах солнечные батареи в значительной мере обеспечивают снабжение дома. Более того, сенатор Кеннеди, их семья, построила дома абсолютно не нуждающийся ни в электричестве, ни в газе. Более того, есть страны/ Митрофанов: Эко-дом так называемый. Есть страны, где запрещено использование транспорта на бензине. Малия – большой остров. Там нет ни одной машины на бензине сегодня. Электромобили. Они ездят уже со скоростью 55–60 километров в час. На все Малийских островах, нигде нет керосина, топлива – только элетромобили. Митрофанов: И активно этим занимаются. Дальше. Американцы активно занимаются сланцевым газом. Мы даже не можем оценить запасы сланцевого газа у нас. Мы этим не занимаемся, мы не бурим ничего. И вообще вся геологоразведка в России – все данные до 75 года. Мы ничего нового о своей стране не узнали. То есть не открыли ничего. Митрофанов: Да. То есть мы просто не знаем ничего. Может и есть у нас сланцевый газ. А может и нет. Мы этим не занимаемся. У нас все данные заканчиваются 75 годом. Ну немножко некоторые нефтяные компании занимаются геологоразведкой. Но это так… * * * Алексей Яблоков – член-корреспондент Академии наук России: Яблоков: Когда я услышал о том, что Швеция хочет отказаться от импорта газа и бензина, я был поражен. А на чём они собираются это сделать? На тополях. На тополях? Яблоков: Тополях. Есть быстрорастущие породы деревьев. И они посчитали, 60% возобновимой энергетики к 12 году. 60%. У нас 3%, а шведы говорят: 12–13 год 60%. Возьми Португалию. Они говорят: 35–40% через пять лет. Возобновляемой энергетики. То есть энергии, которая получена из травы, из деревьев, кукурузы и даже из солнца. Яблоков: Они построили в Португалии самую крупную в мире солнечно-энергетическую установку. Со стадион величиной. Кто нашу нефть будет покупать? Яблоков: Вот об этом и разговор. У нас все экономика привязана к нефти. Яблоков: В Москве средняя скорость движения автомобилей 17 километров в час. По всем прогнозам, – кто говорит через пять лет, кто говорит через восемь лет, – будет пять километров в час. Ну и что? Да не будет. Яблоков: Будет. Не будет. Выход знаете какой. Не будет. Будет как в Нью-Йорке. Запретить парковать машины по бокам. Яблоков: А, вот, правильно. И дорогая парковка в банке. Кто не может – извините. Яблоков: Кроме этого, главный общественный транспорт. Развитая система метро, которое выходит за пределы города. О! В область, обязательно. В Московской области нет ни одного метра метрополитена. Ни одного. Уже в Омске метро, московского ни одного. Яблоков: Каждый день в Москву едет около миллиона автомобилей/ До Загорска, до Подольска. Яблоков: Конечно. Обязательно это надо сделать. И тогда этот миллион машин в Москву не поедет. * * * Юрий Росляк – первый заместитель мэра Москвы, руководитель комплекса экономической политики и развития города Москвы: Росляк: Они должны получить другой вид общественного транспорта и выполнить свою задачу в Москве – достичь места работы, посетить какой-то центр. Но метро реально строить? Росляк: До Пушкина, до Королева, в продолжение за пределы Московской дороги для областных жителей должны решать бюджеты Московской области. Если они не решают, даже планов нет. Росляк: Значит мы туда линии строить не будем. Мы, кстати, не имеет права. * * * Спросите как губернатор Громов отреагировал в итоге на наши передачи, на эту тему, когда кричали об этом учены, и руководители Москвы. – Это же во благо, так скажем, населения. Об этом мало кто говорит сегодня. Во всю идёт сегодня строительство метров. Леонид Полежаев – губернатор Омской области: Полежаев: Ведь надо убрать людей с автобусных остановок. В 40-градусные морозы сибирского города. В Омске строят. Нигде об этом в центральном прессе ни слова. В Омске строится метро. В Красноярске строится метро. Правда, давно уже, и как мне представляется, губернатор Красноярского края мог бы более внимательно следить за решением этого вопроса. Метро сегодня строится по всей стране. Кроме, ещё раз скажу, Московской области. Шесть миллионов человек. Так вот спросите меня: как Борис Всеволодович Громов – губернатор области Московской ответил на нашу программу, когда выступали ученые, руководители Москвы. Яблоков: Ну и как? Потому что это уже другой регион. Это Москва по закону не имеет права метро строить. Даже дороги не имеет права. Яблоков: Ну и как? А вот никак. Предлагаем: придите в программу. * * * Митрофанов: Я считаю, что метро должно стать реально национальным проектом для страны. Проблема, о которой никто не говорит, ребята. Как же вы жить-то собираетесь? Пробки-то все эти. Ведь и по Подмосковью уже ездить невозможно. Не строится метро. Планов таких нет. Яблоков: Мы сами сидим на Подмосковной земле. Вроде бы здесь приятно и хорошо. Зелень и так далее, и так далее. На самом деле в Подмосковье смертность и заболеваемость выше чем в Москве. Ну от чего? Ну объясните. Яблоков: А потому что старые экологические грехи из холодной войны. Подмосковье набито/ Топливо сливали в землю. Яблоков: У Жуковского огромные подземные линзы бензиновые. И так далее, и так далее. Под Москвой самая большая концентрация научно-производственных предприятий, которое работали на оборонку. Они работая на оборонку забывая об экологии. Я посмотрел младенческую смертность. Это совпадает. Крупные промышленные производства – Подольск, Мытищи. Королёв. Яблоков: Королёв. Королёв – то же самое. Посмотрите. Везде прямо вот всплески. Под Москвой около 50-ти мест с ужасным экологическим состоянием. В Америки знаете какие очереди за какими машинами стоят? За гибридными. Там электро, - когда он двигается, он накапливает энергию в аккумуляторе. В три-четыре раза меньше бензина, выхлопов соответственно мало. Это гибридные машины. Сейчас японцы здорово их стали делать. В Америке очереди стоят по году люди ждут пока они получат гибридную машину. Вам пожалуйста ещё один пример. Это не био-топливо. Кроме того, не обязательно био-топливо в чистом виде. Можно добавлять спирт в бензин. И выхлопов будет гораздо меньше. И от био-топлива вреда меньше чем от бензина? Яблоков: Меньше. Значительно меньше. Только от водородного топлива выхлопа нету, а остальное топливо… Это и дизель самые высшие сорта. Но я не думаю, что только био-топливо. Я думаю, что будут разные. Разные. * * * Полторанин: Это сегодня всё хорошо идёт, когда цена бочки нефти 140 долларов и выше. И когда по времени всё это может быть? Полторанин: Это ближайшие 5–7 лет. Уже? Полторанин: Уже. Два разных направления. Японское машиностроение идёт по пути создания гибридного двигателя. Что такое гибриды. Электродвигатель, новые виды батарей, плюс – использование частично водородного топлива. Но не этанол в Японии. Ну нет там таких запасов кукурузы. В Соединенных штатах, которые прекрасно знают вот эту тематику гибридного двигателя, – совсем другое – этанол. Эталон. В Европе – этанол. Развитие этого направления. Оно может привести к очень таким драматическим последствиям. Причём последствиям ни для одной страны, а последствием глобальной мировой экономики. * * * Яблоков: Вот я говорил о других видах топлива. Лужков носился с идеей какого-то эфира, который дороже чем бензин, но выхлопа значительно меньше. Лужков сам химик, и он эту программу хорошо знает. Чего же ученые Лужкова-то не поддержали? Химик-то он химик. А вы-то где были Академия наук? Яблоков: Я Лужкова очень долго поддерживал. Я в совете при Лужкове. Я вообще против того, чтобы Россия превратилась в нефтяную качалку. Когда у страны много природных ресурсов, и она ими может торговать, она волей-неволей идёт по пути вот такого сырьевого развития. Это значит мозги наши ненужные никому. Это Германия должна тратить деньги на образование. Это Япония должна/ Им выкачивать-то нечего, у них нет ничего. Яблоков: В результате они выигрывают, потому что и Япония, и Германия давно уже вышли в лидеры мирового развития. Когда у правительства нет необходимости думать о зарабатывании денег, когда эти деньги сыплются сверху/ В виде нефти. Яблоков: Я сейчас к вам ехал, вида то же самое, что в моей Рязанской деревне. Посередке многих посёлков стоят тумбы телефонные. Новые. Это президентский проект – телефонизация. Поставили эти самые телефонные аппараты, даже не присоединив их к кабелю, в самых глухих деревнях. То есть потрачены миллиарды, я думаю/ Но зато отчитались. Яблоков: Отчитались. Да, замечательно. Телефонизация. Путин же не поедет в каждую деревню проверять. Яблоков: Ну и так далее, и так далее. А по бумагам – вот стоят будки. А что они не работают – это уже другой вопрос. Яблоков: Зато стоят. Всем наглядно видно, что денежки куры не клюют, надо куда-то израсходовать/ Заметим, что это Московская область. Не какая-то глухая провинция. 22 километра от Кольцевой дороги. Яблоков: И везде то же самое. И Рязанская область – там, где я живу. И так далее. * * * Так кстати жизнь прожила. Кто догадался перерабатывать нефть на бензин, чтобы машины ездили, я так и не знаю. Кто автобензин открыл? Геннадий Горбунов – председатель комитета по аграрно-продовольственным вопросам Совета Федерации России. Горбунов: Ну я тоже затрудняюсь ответить. Вот интересно – а кто? Горбунов: Те люди, которые имеют прямое отношение. В Америке машина изобретена. Горбунов: Естественно. Спирт этиловые и другие виды спирта. Переработка древесины. Био-топливо – кто автор? Горбунов: Я думаю, что это плод коллективного разума. Нефть не возобновляемый продукт, и появится био-топливо – нефть не нужна. По крайней мере нефть как бензин, как солярка. Это ж колоссальные потери для России могут быть, если весь мир вдруг переходит на кукурузу. Горбунов: Да. Выработки био-топлива из древесины. А что касается зерна, других, так сказать, видов. Та же масленичная культура. Сегодня проблема продовольствия номер один возникает. И недавнее заседание восьмёрки об этом веди разговор – да? Там не потому ли, – на секундочку я вставлю, - возникает угроза продовольственного кризиса, что всё больше и больше пахотных полей засеиваются кукурузой с целью получения бензина. Так-то вопрос никто даже на восьмёрке не ставил. А ведь почти 300 американских заводов – только одна Америка. Они где-то сырьё берут. Силос, кукуруза, ну даже та же трава. Ну это пастбища. Горбунов: Есть рапс – масленичная культура так называемая. Россия объявила о том, что она готова идти по этой схеме, и сейчас эта ситуация, я думаю, что вот меняется в этом направлении. * * * Толкачёв: Об этом говорили многие. Об этом говорил Юрий Михайлович Лужков не один раз. Но мы же тоже можем выращивать кукурузу как американцы. Толкачёв: Можем. Мы как-то себя привыкли сравнивать, идентифицировать с Соединенными штатами. И вот, скажем, Ростов, где всё растёт, кукуруза, он находится на широте даже не Нью-Йорка, а севернее. Это Ньюфаундленд, Канада. Это очень холодно. Нью-Йорк считается очень холодным городом. Там и зимой иногда снег выпадает. Там движение, бывает, что останавливается. То есть вырастишь столько кукурузы. Толкачёв: А средняя часть Соединенных штатов, юг Европы, Средиземное море, это Марокко примерно. Поэтому когда мы лихо говорим о том, что мы сейчас тут по кукурузе начнем сравниваться, может оказаться, что через несколько лет продовольствие, по крайней мере зернового плана продовольствие, – а зерно – это и мясо, это и молоко, это… В общем-то просто так на мировых рынках купить уже будет нельзя. * * * Горбунов: Вообще может быть есть такая концепция, что может быть из воды делать какие-то горючие материалы. Предложение такое. Получить бензин из воды, расщепляя воду, мы конечно не сможем никогда, этот хай-тэк нам недоступен. Михаил Полторанин – в 1990–1993 гг. – первый вице-премьер правительства России. Полторанин: Я думаю, что ты неправ. Потому что другого пути у нас нет – как получить энергию из воды или из солнца. Вот то, что сегодня подсолнечник вместо дизеля, рапсовое масло и так далее. Если сегодня нефть – это сегодняшние войны, за нефть. То био-топливо – это топливо отложенных войн. То есть? Полторанин: Скажем, Аргентина, Бразилия вырубает леса. И Амазонка в том числе. Полторанин: Причём по Амазонке. Главные легкие земли Амазонки. Полторанин: И для того, чтобы перевезти на био-топливо, нужно вырубить леса все. И выращивать и кукуруз там, и пшеницу, и рапс. Этих площадей не хватит. Ты же обращай внимание, что раз мы становимся страной, которая закупает всё больше и больше продуктов. Эти крестьяне – часть из них спивается без работы, а часть уходит служить дворниками. Абсолютно верно. Полторанин: И так далее. И уже вернуть их невозможно. * * * Митрофанов: Вот это национальный проект. Вы знаете что меня потрясло в картинках домиков в Нижнем. Как, кстати, в других таких коттеджных посёлков. Дома стоят рядом друг с другом. То есть ты выглянул – и прямо видишь соседа. Ну неужели в России… Тем более там/ Митрофанов: Ну чуть-чуть разнесите. Дайте людям так нормально. Но почему надо так скучено? У нас что – на одном баке бензина страну можно проехать? А чего не хватает – ума, совести? Митрофанов: Всё подчинено какой-то сиюминутной выгоде. Здесь и сейчас. Вот лозунг сегодняшнего дня. Деньги здесь и сейчас. Все проекты государственные, отказы доходят до сумасшедших цифр, и… если в советское время приписки были с целью похитить материалы и обратить их в деньги. Потому что был дефицит материалов, то сейчас крадутся деньги. Лучше бы крали материалы, и из них бы потом чего-нибудь строили – да?, как в советское время. Деньги крадут. Митрофанов: Крадут деньги, и деньги утекают во всякие оффшоры и всё. Вот Путин заливает этот бассейн деньгами. А вода всё время уходит. То ли трубы ржавые, то ли что. Вода уходит – плавать невозможно. * * * Фёдоров: Вы понимаете, демократия строилась 300 лет. Демократия в российском понимании где-то строится всего 20. Госплан – это просто детский сад по сравнению со сложной системой выстраивания отношений в рыночной экономике. Вот сколько сейчас у нас бюджет страны? Фёдоров: Десять триллионов. Сколько разворовывается – твоя оценка. Вообще оценка "Единой России" – сколько разворовывается? Фёдоров: Я бы сказал так: неэффективно тратится половина. Это не страшно? Фёдоров: Но нам решить эту проблему возвратом назад не получится. А как без жесткости, без управления, без контроля – как? Фёдоров: Жесткость нужна. Здесь своя специфика – она переварится. Ну по срокам – не знаю. А совесть не может догнать? Фёдоров: А Россия – и есть совесть. Что ветхое жильё в том же Нижнем рушится день ото дня, новых домов нет. Фёдоров: Вот если вы меня спросите, чем отличается российский путь, допустим, от европейского, это я вам скажу – большей совестью. Большей совестью? Фёдоров: Конечно, на порядок. Хорошо. Временно согласились. Напоминаю, недавно наша компания показывала большой фильм. Фильм назывался "Скунс". Был посвящен вице-спикеру нашей думы Владимиру Жириновскому. * * * Владимир Жириновский. 92-й год. Собственность Жириновского. Всего лишь: автомобиль "Волга". 92 год. Проходит три года, – вот тут у меня волосы зашевелились. Владимир Жириновский при официальном доходе, согласно его декларации, 29 с половиной миллионов рублей покупает аж 100 машин. И все оформляет на себя на Жириновского. Общая сумма не менее четырех миллиардов рублей. Сколько же всего квартир и машин у Владимира Жириновского? Наше предположение, – я прошу прокуратуру проверить и объяснить всем, – откуда такие несметные богатства. 122 квартиры – Москва и другие города, прежде всего миллионники, и аж 227 автомобилей. Всё сплошь заграничные марки. Ничего? Жириновский: Слушайте, ну каждый год мы подаем декларации. Ну никаких машин нет на мне, никаких. Никаких квартир. И вдруг появляется налоговая декларация, Владимира Жириновского. Также как и его семьи. Я узнаю, что у нас в России оказывается есть молодой человек, – ему по-моему и тридцати-то нет. Лебедев. Который заработал по году аж 178 миллионов рублей. Это почти 6 миллионов долларов. А вот папа его, не такой влиятельный видимо, он заработал 2,4 миллиона/ Фёдоров: Ну там ещё на супругу имущество. У сына 178 миллионов, а вот у супруги Жириновского, при доходе в 9 миллионов рублей, как выяснилось, 12 участков общей площадью почти 15 тысяч квадратных метров, два дома, 8 квартир, 8 уже построенных домов ещё и три на стадии строительства. Жириновский: Ну никаких машин нет на мне, никаких. Никаких квартир. Я хочу чтоб здесь была моральная оценка. До чего должен опустить журналист, чтобы… Естественно это за деньги делается. Вот такое лукавство. Миллионы долларов, но не на лидера, а на членов на семьи. Митрофанов: Он с 93 года находится в составе Государственной думы, как и сын Игорь. Сын тоже работает внутри партии. Никакого другого бизнеса, кроме партийного, они не вели. В том числе и супруга. Очень многие депутаты имеют похожую картину, но они пришли с бизнеса. Ну у Жириновского нет объявленного бизнеса никакого. Так откуда же тогда у этой семьи десятки миллионов долларов? Десятки миллионов долларов – состояние зашкаливает. Если нет бизнеса официального. Продажа мест в списках депутатских от ЛДПР. Откуда деньги? Вот впервые, очень многое, больше часа шла картина. Собрано всё вот так. Фёдоров: Я думаю, что не будет реакции. Нет, не так. Реакция есть. Членам ЛДПР рекомендовано бойкотировать канал ТВЦентр. По нашим журналистским сведениям. А сам Владимир Жириновский обратился в пятницу к генеральному прокурору России Чайке с просьбой привлечь журналиста Караулова, меня то бишь, к уголовной ответственности по факту распространения в фильме "Скунс" заведомо ложных сведений и клеветнических заявлений в адрес лидера ЛДПР. То есть, мы добились того, что мы хотели. Теперь всё, о чём говорил я мои гости в этом фильме, будет изучать генеральная прокуратура России. Причём по заявлению самого Жириновского. А откуда такая истерика – с требованием посадить нас в тюрьму, – об этом уже в нашей следующей программе.
Сейчас читают