Курс валют:
USD 63.7542   EUR 70.5313 
Официальный сайт Момент Истины
о редакции

Выпуск от 12.07.10

Дата публикации: 22.07.2010
Редактор: Островский Николай
"Момент истины" в эфире. В студии, как всегда в этот поздний час на канале ТВЦентр по понедельникам, в студии Андрей Караулов. Добрый вечер. 20 июня в парламенте страны, в Государственной думе Владимир Жириновский произнёс феерическую речь. Государственная Дума России, 30 июня 2010 года. Жириновский: Канал ТВЦентр клевещет на ЛДПР, поэтому я требую от имени фракции аккредитацию канала отменить. Здесь, в Государственной думе. Поскольку такой клеветнической кампании против Госдумы никогда не вёл не один канал. Тем более он федеральный. А почему-то подчиняется Администрации города Москвы. Вот в этом плане давайте договоримся. Этот ТВЦентр убрать, как рупор Московского правительства пусть станет федеральным каналом, и убрать передачу "Момент лжи". И потом таких журналистов как Караулов под суд отдавать. Потому что столько потоков клеветы на весь парламент, на весь депутатский корпус, сколько он сказал за последние 20 лет, ни один журналист в мире нигде никому такой свободы никто бы не дал. Вот давайте эту ложь остановим вместе. Это ложь против власти. Накажем его, и здесь будем дальше вести борьбу… * * * К сожалению, Паша, в этот момент у Жириновского выключили микрофон. Время истекло его выступления. Мы слышим: "Канал ТВЦентр выгнать из стен Государственной думы…" Павел Данилин – политолог: Данилин: Вы показали о нём фильм, в котором продемонстрировали его сущность. * * * Фильм назывался "Скунс". Мы показали его во второй половине июня. ТВЦентр. Пробило видно его. Это наша работа… Жириновский: И в этом плане давайте договоримся. Этот ТВЦентр убрать, как рупор Московского правительства, и передать эту передачу "Момент лжи. И потом нужно этих журналистов под суд отдавать". Во как. Оказывается я и гости программы нашей картины оклеветали Жириновского. О чём же в картине шла речь. Сергей Кургинян – политолог: Кургинян: В принципе, я считаю, что политик, который начинает ссорится с средствами массовой информации, – это человек неадекватный. Или человек несамостоятельный. Потому что самостоятельный политик со средствами массовой информации не ссорится. Я сейчас скажу, Сергей (?-Армандович, что с моей точки зрения Жириновского так вывело из себя… Купание Жириновского. Посмотрите пожалуйста на эти кадры. Это депутат от ЛДПР, правительственная резиденция, минувшее лето, состязание на воде. Смысл состязания: кто быстрее, со всей дури, врежется друг в друга. Кого в воде окажется больше, в результате столкновения, тот и победил. * * * Это о том как должен отдыхать настоящий депутат или чиновник. На самом деле как надо отдыхать от работы. Жириновский: Надо пить. И у него горлышко такое. Ну ружьишко можно. Патрон близко. Так – хоп. Снёс головку. Вот так надо убивать лебедей. Жириновский: В том году отдыхал – их было пять. Пять лебедей. Сейчас нету пятого. Его ничто не выводила из себя – чтобы мы ни говорили. Это другие странички из его жизни. Поездка в Чечню, к Дудаеву. Впереди (нрзб) война. * * * Владимир Вольфович отдаёт дань мужеству и стойкости президента Дудаева в его противостоянии с Москвой. – Ваше отношение к нашему президенту? Жириновский: Хорошее. Действительно президент, который достоин того высокого поста. Олицетворяет нацию как таковую. Угу. Откуда у Жириновского такой интерес был к Дудаеву – об этом чуть позже, а на канале ТВЦентр я ещё осенью прошлого года обнародовал документы, оказавшиеся у меня в руках. Владимир Жириновский, 92 год. Очень интересная вещь. Всё в открытом доступе. Можно проверить легко. Все цифры, которые я сейчас назову, более того – я сам цитирую "Новую газету". 92 год. Собственность Жириновского. Всего лишь. Автомобиль "Волга". 92 год. Проходит три года. Вот тут у меня волосы зашевелились. Владимир Жириновский при официальном доходе согласно его декларации, 29 с половиной миллионов рублей, покупает аж 100 машин. И все оформляет на себя на Жириновского. Общая сумма не менее 4-х миллиардов рублей. Сколько же всего квартир и машин у Владимира Жириновского? Наше предположение. Я прошу прокуратуру проверить и объяснить всем – откуда такие несметные богатства. 122 квартиры, Москва и другие города, прежде всего миллионники, и аж 227 автомобилей. Всё сплошь заграничные марки. Ничего? Данилин: Меня волнует, что люди либерально-демократической партии требуют отказать в доступе федеральному каналу Государственной думы. И просто выгнать канал ТВЦентр из Государственной думы. Жириновский: Аккредитацию канала отменить. Здесь, в Государственной думе. И не отвечает откуда у него такие безумные деньги. Точнее так: он пытался ответить на эти вопросы. Тогда же осенью в эфире (нрзб) передачи "Момент истины" Жириновский: Оформляли на моё имя. Сейчас, уже несколько лет назад, 10 лет назад мы всё перевели с моего имени. То же самое с машинами. Почему машины на меня оформляли. А на кого? Если на юридическое лицо – на партию, местная организация, мы должны были платить 40% стоимости машины. Где у нас деньги? Поэтому оформляли на частное лицо. То есть Жириновский подтвердил, что все эти квартиры, – сотни квартир, сотни машин, – всё это у него есть. Данилин: Ну Жириновский – он известный актёр. Конечно напоминает. Меня здесь больше волнует другой вопрос. Мы все знали, что Жириновский записывает имущество на родственников… И поскольку он в партии, в своей собственной партии, мало кому доверяет, он, Жириновский, все эти квартиры, якобы партийные, хотя мы говорим "Ленин", подразумеваем "партия". Мы говорим "партий", а подразумеваем "Жириновский". Он, Жириновский, все эти квартиры записывал на себя. Вот такое было его объяснение. Но оно, это интервью Жириновского, его… испугался он чего-то. И быть может он испугался нашего обращения к прокурору. Ведь деньги не исчезают в никуда. Где эти квартиры и машины. Точнее деньги. Сегодня. Жириновский приходит к нам – в Союз журналистов, и требует суда надо мной, чтобы я, Караулов, канал ТВЦентр никогда больше не поднимали бы вопросы о его, Жириновского, миллионах. И откуда у него эти миллионы. Жириновский: Слушайте, ну каждый год мы подаём декларации. Ну никаких машин нет на мне. Никаких. Никаких квартир. И никаких иномарок. И вот это всё. Кто в нашем эфире про квартиры говорил? Жириновский: Сейчас, уже несколько лет назад, 10 лет назад, мы всё перевели с моего имени. Потому что нет ничего. * * * Жириновский: Вообще на моё имя ничего нет. И уже десятки лет это происходит. Взял бы честный журналист, взял бы: давайте декларация Жириновского налоговая. Сейчас ежегодно обязаны. До 30 апреля подать. Но и покажи декларацию: вот что есть у Жириновского. Ничего нет. Данилин: Но ЛДПР – это же бизнес. Частное предприятие. Ну почему. Здесь можно прямо говорить. Ну что – ЛДПР бизнес-структура, Сергей Александрович? Сергей Филатов – в 1993-96 гг. глава администрации Президента Российской Федерации: Филатов: Мне кажется, она всегда была. Вот, Павел, одну секунду. Сергей Александрович, сейчас честный журналист, как призывает Жириновский, возьмёт его налоговую декларацию и налоговые декларации его сына и его супруги. Это вот то, чего Жириновский не ожидал. Президент заставил и членов семьи писать налоговые декларации. Филатов: Но мы уже слышали в 93 году, когда формировалась первая Государственная дума. Продавали места в списках? Филатов: Ну слухи пошли. Да. И ЛДПР? Филатов: Но во всяком случае в администрации докладывали. И даже говорили о тех суммах, которые… Сколько тогда стоило? Филатов: Ну где-то миллион, по-моему. Миллион – депутатское место в списках. Как мы предполагает, ЛДПР прежде всего. Филатов: Коммунисты были, ЛДПР были. В основном в общем-то слухи шли конечно об ЛДПР. * * * Сергей Александрович, вот в администрацию президента, которую вы возглавляете, такие слухи приходят. Понятно, что места покупают те, у кого есть деньги. У кого были деньги в 93 году? Прежде всего у криминала. Филатов: Ну у криминала, да у… Насторожилась администрация? Филатов: Была оперативная информация. То есть за руку никого не схватили. Та же ЛДПР. Филатов: Если бы занимались, я думаю, что нашли бы кого-то. Наверняка. Понимаете, я разговариваю с директором ФСБ, он мне в ответ правильно говорит: "Там законом запрещено в политические партии внедряться. Нам запрещено своих людей туда ставить". То есть даже когда криминал откровенно стал давать взятки за место в Думе, ФС… – как это тогда называлось? – ссылались на закон, на демократию, поднимали руки вверх: "мы бессильны, у нас прав таких нет". Филатов: Да. Понимали к чему это приведет? Филатов: Конечно понимали. А если понимали тогда, что пройдёт год, два, 10 лет… Супруга Жириновского сегодня, её декларация, её рука – 12 земельных участков. 9 земельных участков в России, 3 земельный участка – страна не указана. Видимо это заграница, предположительно Испания. Всего десятки гектаров земли. 5 жилых домов, 8 дач. Не понимаю чем дача от жилого дома отличается. Филатов: Ну жилой дом – наверно землёй отличается. Безземельный. Квартиры. 8 квартир. Рыночная стоимость не менее 27 миллионов долларов. Квартиры от 400 квадратных метров, Москва, центр. Таких две. Остальные от 300 квадратных метров. Это всё недвижимость супруги. Неработающей супруги Жириновского, пенсионерки. Алексей Митрофанов – политолог: Митрофанов: Он с 93 года находится в составе Государственной думы. Как и сын Игорь. Сын тоже там. Митрофанов: Работает внутри партии. Никакого другого бизнеса, кроме партийного, они не вели. В том числе и супруга. Очень многие депутаты имеют похожую картину, Но… они пришли с бизнеса. Нету объявленного бизнеса никакого. Так откуда же тогда, – всё тот же вопрос. Если нет, господа, подумаем, никакого бизнеса, кроме партии. Партия не может быть бизнесом по закону просто. Откуда же, почему эта семья. Сейчас о сыне будем говорить, о его доходах. Ни дня в бизнесе сын. Тоже в партии всю жизнь. Сначала помощник депутата, последние 10 лет руководитель фракции ЛДПР. Сын Жириновского – господин Лебедев. Каким же чудом эта семья стала одной из самых богатых, – мы о политиках говорим, – одной из самых богатых в Европе, и не в России даже, а в Европе. Жена Жириновского пенсионерка ездит на БМВ, Нисане, Мерседес-Бенц. Филатов: Не, ну Андрюш, это на самом деле… Вот к чему привело. Я неправ? Филатов: Нет, прав. Но те декларации, которые опубликовали сегодня по Государственной думе, и первый вопрос "почему ты вошел, скажем, с состоянием Х, и вышел с состоянием Х+"… Как делаются деньги? Вот как на продаже мест в списках депутатов. Филатов: Ну понимаете. Надо определённо вот что решить. Или мы копаемся в этой системе, пока депутаты есть. Конечно. А для чего же/ Филатов: Ну наши силовые структуры решили не поднимать бучу, пока/ А вот журналисты решили. Филатов: Пока не имеют… Правильно. Это задача журналистов. Это наша работа. Филатов: Это ваша работа. Совершенно верно. И вот истерика у Жириновского. Филатов: Показать обществу, показать нашим службам, что спать нельзя, потому что это надвигается колоссальная опасность. Говорите вы. А теперь, как обещал, самое невероятное – сын Жириновского господин Игорь Лебедев. Ещё раз скажу: последние 20 лет этот человек не выходит из стен Государственной думы. Сначала помощник депутата, потом депутат и руководитель фракции ЛДПР сегодня. На себя Жириновский – внимание – на себя, на главу семейства, он, Жириновский, записал только два с половиной миллиона рублей годового дохода. То есть, когда Жириновский выступал у нас в Союзе журналистов, доказывая всем, что он беден как церковная крыса… Ну два с половиной миллиона – это что – деньги для него? Жириновский: Ну и покажи декларацию – вот что есть у Жириновского. Ничего нету. Ничего. Последняя квартира была – оформлена на сестру. То есть, никакого имущества нет. Он подаёт. Люди же слушают, говорят: "ой, квартир столько, столько машин". То есть, дискредитация, обман, ложь. Каждая фраза. Это оказывается у меня каждая фраза ложь. Жириновский договорился до моего иска в суд за клевету. Жириновский: Естественно это за деньги делается. На себя Жириновский записал два с половиной миллиона годового дохода. Но вот сынок его, он, как говорится, превзошёл все ожидания. У него доход, – ещё раз скажу… Видимо Жириновский, моё предположение, не ожидал, что президент обяжет ещё и ближайших родственников подавать декларации о годовых доходах. У сына Жириновского по году оказалось – сколько? – правильно, – почти 180 миллионов рублей. У папы два с половиной миллиона, а у сына, – видимо папа не влиятельный политик, – у сына, который… Я не помню, чтобы он в Госдуме рот хоть раз открыл публично. Почти 179 миллионов. Это только годовой доход. Это не его имущество. Я уж не считаю 4 квартиры, каждая по 300 квадратных метров с лишним. Иномарки, БМВ разные, Мерседесы. И всё это, Сергей Александрович, я ещё раз скажу, вот тогда начиналось – в 93-м. Филатов: Началось конечно в 93-м. Но не потому что мы хотели этого в 93-м. Ну, преступность и болезнь часто идут впереди. Почему криминал оказался сильней – можете мне эту загадку объяснить? Были спецслужбы, шла информация, Филатов: Всегда это бывает в переходный период. Когда криминал/ Филатов: Во-первых, не готовы кадры. Ведь кадры были совсем и по-другому обучены. Другое пытались раскрыть. То, что раньше было. Спекуляция. По новым законам теперь нет этого понятия. Есть бизнес. * * * Продажа мест в списках депутатов от ЛДПР на выборах – вот главный источник дохода этой семьи, я предполагаю. Данилин: Свечку не держал… Но предполагаем, это одна из главных. Данилин: Раньше была другая статья доходов – это с ельцинской администрацией договаривался о нужном голосовании. Это наше предположение, я подчеркиваю, это наше предложение, хотя об одном таком голосовании – импичменте Ельцин и позиция Жириновского в нашем фильме "Скунс" рассказал Алексей Митрофанов. Митрофанов: Я никогда этого не говорил. В варианте мая 99 года в недрах администрации существовал план: если бы совсем было дело плохо и прошёл импичмент… Ельцина. Митрофанов: Грубо говоря, коммунисты, при поддержке губернаторов там, пошли бы в атаку, был вариант сделать Жириновского премьером. Премьер-министром. Митрофанов: Премьер-министром. Вот на это время. На снос. На прямую атаку на Думу. Вы представляете что было бы со страной? Митрофанов: Это был серьезный план. Это был серьезный план – я это подтверждаю. Это был серьезный… Это Юмашев такой изобрёл? Только он мог – Валентин Борисович. Митрофанов: Не комментирую. Но… Только в этой голове. Митрофанов: Но… Прошу поднять итоги голосования – поддержало Ельцина, спасла Ельцина. Данилин: Жириновский часто делал такие вещи. Он часто шёл на поводу у Кремля, хотя в кулуарных разговорах и перед избирателями рассказывал, что он борец с Кремлём, что он не поддерживает власть. Но он часто очень шёл на соглашательство. * * * Геннадий Селезнёв – в 1996-2004 гг. – председатель Государственной думы России: Селезнёв: Вы знаете, в тех кремлёвских интригах, которые плелись, можно было всё предположить. И такой бы вариант можно было бы предположить. Другой вопрос: как бы такой премьер-министр прошёл через Государственную думу. Я помню, когда был последний случай, когда он набросился на Савельева–депутата, забыв о том, что у того чёрный пояс каратэ, – он конечно его на место посадил/ Это который каратэ? Селезнёв: Да. Дума была готова была проголосовать за то, чтобы Жириновского отстранить от должности заместителя председателя думы. Почему же не сделали? Селезнёв: Во время перерыва он опять выходить на кремлёвские структуры, и опять поступает команда "Жириновского не трогать". Даже Комиссия по этике – полоскала, пожурила, и ничего, никаких выводов. Поэтому он постоянно находится под защитой администрации – я не знаю кто там его опекает. Геннадий Николаевич, объясните мне, пожалуйста. Александр Руцкой, в прошлом вице-президент России, он по несчастью оказался одним из соседей Жириновского на Поклонной горе. Александр Руцкой – в 1991–93 гг. Вице-президент Российской Федерации: Руцкой: Я прогуливаюсь с маленьким сыном, он же свой таунхаус огородил забором. Испохабил городочек. Жириновский. Руцкой: Жириновский. И автоматная очередь из "Калашникова" по забору. Пули прошли где-то… Ну вот ещё шаг и в висок, очередь прошла снизу вверх. Вы с сыном идёте? Руцкой: С сыном, да. И положил бы нас обоих. Я вызываю милицию района… Ну в центре Москвы. Он пьяный что ли был? Руцкой: Ну конечно пьяный. Приезжают сотрудники милиции. В звании полковник. Да. То есть он пьяный взял оружие, стал стрелять. Тут дети. Руцкой: Да. Думаешь какой ответ был? У милиции. Руцкой: "Понимаете, Александр Владимирович, мы с ним ничего не можем сделать, он лицо неприкосновенное". Вот тогда смотрите как я к нему прикоснусь. К этой мрази. Ну нормальный человек, в городке где люди, в центре Москвы, нажраться до такой степени, чтобы открыть стрельбу из автоматического оружия, – и за это не понести никакой ответственности. Так часто бывало? Руцкой: Регулярно. Вы поэтому уехали оттуда? Руцкой: Ну дальше закончилось бы трагично для Жириновского. Это сто процентов. Остался бы там. Вы съездили бы ему по физиономии? Руцкой: Ну конечно съездил. Ну что делать в этой ситуации. В присутствии милиционера. Когда ему по физиономии, он как себя ведёт? Руцкой: Он быстренько убежал. Я пытался его догнать – меня блокировали движение в его направлении. Я его хотел основательно отрихтовать. * * * Руцкой в итоге съехал с этих дач. Селезнёв: Я думаю, что он правильно поступил. Потому что это бы без последствий для него не обошлось. Для Руцкого? Селезнёв: На него никогда не было управы. Он всё время находился под защитой Кремля. Он может пошуметь, он может наорать на министра финансов во время обсуждения бюджета, а потом тихо подойдет, скажет: "Знаешь, я тут на тебя пошумел, это ж политика. Поэтому мы проголосуем как надо". Как надо Кремлю, как надо было Ельцину? Селезнёв: Да. Когда считался каждый голос. Когда считался каждый голос. * * * Разговор по телефону: Добрый день. А как мне с Владимиром Вольфовичем поговорить? – По поводу? По поводу его истерики. – По поводу чего? Истерики его сегодня в зале заседаний Государственной думы. * * * Надеюсь он к нам приедете. Хочу лицо в лицо у него спросить: о крутом бизнесе его семьи. Партия как бизнес. Мне это интересно. И о криминале… Как только Жириновский выступал на пленарном заседании Госдумы с требованием лишить канал аккредитации, я сразу дождался перерыва, и сразу позвонил к нему, чтобы пригласить его в передачу. * * * – да… Но это ж к Госсекретарю надо обращаться. Но не могу. Попрятались все. Нет пресс-секретаря. – Они на совещании сейчас. На совещании Алексей. Нет, я ищу не Алексея. Я ищу не Алексея. – Алексей на совещании у Владимира Вольфовича. Ну может Жириновский сам трубку-то возьмёт? Быть может он сейчас на мои вопросы ответит, чем истерить-то? – Я передам по окончании совещания что вы звонили. А вы сейчас записочку внесите ему пожалуйста. – Хорошо, сейчас попробуем. Да, будьте любезны. * * * Тут последовала долгая-долгая пауза. Как я предполагаю, Жириновский был у себя в кабинете. * * * – Скажите, какой прямой эфир сейчас у вас? Это кто, простите? – Руководитель секретариата Нилов. Там мы готовимся к прямому эфиру. Его пока нет. – Так вы так и говорите, что вы готовитесь к прямому эфиру. Правильно. Мы ж не знали, что именно сегодня Жириновского истерика пробьёт. – Понятно. И вы хотели… Я бы хотел ему задать несколько вопросов. Да-да-да. – Ну мы доложим. Ну может он прервется на секунду? – В любом случае мы с вами свяжемся. Слушайте, чем 10 минут у всей страны на пленарном заседании отнимать время, лучше 30 секунд мне уделить. Я неправ? Коллеги. – Я вам ещё раз говорю: с вами свяжусь. С нетерпением жду его звонка. – Всего доброго. Спасибо вам большое. * * * Селезнёв: Поэтому сегодня его вес снизился, но манера подавать себя, манера давать всему оценку, манера вот такого хамского поведения – по отношению к журналистам, телеканалам, ко всему, – она осталась. Самый большой криминал – всё-таки ЛДПР? Вот те 90-е годы? Селезнёв: Я думаю, да. Были тарифы. Это исключительно наше предположение. Селезнёв: Да. За то, что ты попадаешь в этот список, как бы в избирательный фонд. И бандиты пошли в первых рядах? Селезнёв: Пошли, и очень активно пошли. Даже было видно, когда по коридорам ходил Владимир Вольфович со своим окружением, – я не большой физиономист, но я мог сказать, что это не простые ребята. Они не просто представляли себя как депутаты, они были по сути его личной охраной. Сегодня, говорят, тоже у него есть соколы, которые его сопровождают всюду. Он как раз набирал силу засчёт представителей вот этого, так скажем, бизнеса, который пошёл в Государственную думу. Прежде чем мы, Геннадий Николаевич, продолжим самым неожиданным образом эту тему – ЛДПР и криминал, а всё-таки жду Жириновского сегодня в студии. Я надеюсь, что он приедет к нам, откликнется. Мы ему столько факсов отправили на наше приглашение ответить на все вопросы лицо в лицо, уместно будет напомнить некоторые заявления из фильма "Скунс". * * * Марк Дейч – журналист: Дейч: На одном из первых, если не на первом съезде ЛДПР, который состоялся в Доме туриста, – я там был, и обратил внимание на весьма интересную группу людей. Их было человек 20 в общей сложности. Бандитов? Дейч: Да. Явно выраженные. С фиксами, с наколками. Я тогда работал на радиостанции "Свобода", и мне было, их выражением определяясь, незападло подойти, представить и сказать/ Что вы здесь делаете? Дейч: "Мы прицениваемся: следует ли нам поддержать господина Жириновского не предстоящих выборах"? * * * Хинштейн: У нас в здании на Охотном ряду достаточно активно между собой обсуждается цена мандата депутатского одной симпатичной так называемой оппозиционной партии. На последних выборах цена этого мандата составляла порядка семи миллионов долларов. Кто идёт и кто платит эти средства? Их платят представители крупного бизнеса, в том числе бизнеса не с самой лучшей репутацией. Ведь депутатский мандат даёт ещё очень важную вещь под названием "неприкосновенность". Есть депутат, кстати говоря, фракции ЛДПР, в отношении которого требовала генеральная прокуратура снять неприкосновенность/ Бизнес. Хинштейн: Ну трудно назвать бизнесом. Эти люди похитили здание аэровокзала на Ленинградском проспекте. Ничего себе. Хинштейн: Депутат Шайхутдинов. Не внесли. То есть Генпрокуратура передумала в последнюю секунду. Хинштейн: Нет-нет, прокуратура-то как раз настаивала. За всю историю современного парламентаризма неприкосновенность снималась причём в совсем уж пограничных случаях. Это было в случае с Сергеем Пантелеевичем Мавроди, был известный случай с депутатом Скорочкиным, с которого требовали снять неприкосновенность. Потому что это был откровенный бандит. Скорочкина настигла не карающая дань правосудия, а настигли его же братки, которые его убили. * * * Жириновский: Мы примем все меры, чтобы посмертно честь Сергея Григорьевича Скорочкина и благополучие его семьи были надёжно защищены всем тем политическим капиталом, нашей фракции/ Хинштейн: Я знаю историю депутатов ЛДПР, которые находились потом в федеральном розыске. Был феерический человек – Михал Львович Монастырский. Миша Антиквар – ранее судимый. Тоже ЛДПР? Хинштейн: Ну конечно. Дело в том, что именно с ЛДПР и началось активное вхождение в публичную власть людей с криминальным прошлым и сомнительной репутацией. Помню, там был депутат, у которого по очереди убили семь помощников. Все из ЛДПР? Хинштейн: Ну конечно. Я рассказываю только про депутатов ЛДПР. На тот момент не существовало ограничений, и можно было иметь какое угодно количество помощников. Рекорд составлял порядка тысячи помощников, опять же от фракции ЛДПР. Сколько депутатов ЛДПР, как мы предполагаем сегодня, авторитетных предпринимателей, было расстреляно людей с мандатами…? Митрофанов: Но трудно там считать. Ну много. Митрофанов: Понимаете. 90-е годы. Вот эти самостоятельные люди, с деньгами. Куда они могли пойти? К коммунистам? Понятно – не могли. Они не любили коммунистов – да? А в "Наш дом - Газпром" не брали. Митрофанов: В "Наш дом – Газпром" не брали. Бандитов. Митрофанов: У Явлинского научно-исследовательский институт. * * * Ну что ж, Геннадий Николаевич, получается: идти некуда – вот они и сбивались в стаю? Это мой вопрос: придержи криминал – голосую за Жириновского. За соколов. Селезнёв: И также спускает собак. Сегодня надо спустить собак на коммунистов – Жириновский тут как тут. Завтра надо спустить собак на Третий канал телевидения – Жириновский тут как тут. Вплоть до закрытия канала. Решение аккредитации. Что это за бред. Это же человек, который никогда не понимал что такое нести чувство ответственности за слово. * * * Вот интересная ремарка прозвучала сейчас. Вопрос о депутате от ЛДПР Шейхутдинове даже не ставился на палату, хотя и генеральная прокуратура предполагала, что именно он украл здание Аэровокзала в Москве. Вопрос даже не ставился на палату. То есть, такое ощущение действительно – есть кто-то, кому всё можно, и Генпрокуратура оказывается бессильна. Руцкой: Во-первых, это проект Комитета госбезопасности. Центральному комитету/ Вот. Вы отвечаете, Александр Владимирович, за свои слова… Руцкой: Я об этом читал в разных источниках, в том числе и закрытых. Будучи вице-президентом. Что Жириновский ЛДПР – это проект Михаила Сергеевича Горбачева, когда он был президентом страны, и Крючкова – КГБ. Руцкой: Почему меня заинтересовал этот вопрос. Потому что поведение этого человека – неоднократно возникал: откуда он взялся, и почему он так себя ведёт. Нагло. Ну просто человек с неба не падает. Такого характера, с таким поведением и с такими действиями. Значит кто-то должен этим процессом управлять. И если сопоставить различного рода документы, в том числе и закрытые, который вы никогда не увидите, а я тогда пользовался правом получения этих документов, – я пришёл к выводу. Почему. Потому что количество документов было не один десяток. Если разложить как пасьянс, то просматривается картинка, где видно чётко, что ясно, что это проект. КГБ. Руцкой: КГБ. Вот у нас на протяжении десятков лет КПСС неприкосновенна, оппозиции нет, каких-либо движений внутри партии нет. Если критикуют, то тут же это дело обрубают. Человека стирают с лица земли. А теперь нужен человек как бы извне, для того чтобы будоражить общественное мнение, и направлять это общественное мнение так, чтобы это было удобно. Для тех, кто руководил страной. * * * Филатов: Я не помню случая, чтобы он голосовал против Кремля. Я не помню такого случая. Михаил Полторанин – в 1991–94 гг. Вице-премьер правительства России: Полторанин: Я думаю, что это проект КГБ. То КГБ, которое было, оно для себя старалось. А потом КГБ исчезло, и/ То есть, проект Горбачева? Которого Жириновский на словах так ненавидел. Полторанин: А может это первого зама председателя КГБ. Бобкова? Генерала армии. Полторанин: Бобкова. Михаил Никифорович, – я прошу вывести на экран: Государственный архив Российской Федерации, фонд 10026, опись единица. Стенограмма заседания, - вспомните, Михаил Никифорович, 4 съезд народных депутатов России. Том первый, дело 103 (на картинке 130), в архиве. Если вы помните, 12 (нрзб) 91 года выдвигались кандидаты в президенты России. Бакатин, Ельцин, Жириновский, Рыжков, Макашов, Тулеев. Но… в бюллетень для тайного голосования были включены 5 человек. Который сдали в свою пользу более ста тысяч подписей избирателей. Жириновский был выдвинут кандидатом в президенты России конференцией ЛДПР 10 мая 91 года, но… подписей ста тысяч Жириновский тогда не собрал. И только съезд мог включить его кандидатуру в бюллетень для тайного голосования. Поэтому Жириновскому на съезде было предоставлено слово. Выступление Жириновского. Ещё раз. Я прошу всех кто сомневается. ЛДПР. Наши зрители. Это всё в открытом доступе сегодня. Итак выступление Жириновского. Я цитирую дословно. Съезд либо включает его в списки кандидатов в президенты России, либо не включает. Жириновский: "Я выдвинут кандидатом на пост президента России Либерально-демократической партии. Мы с самого начала заявляли, что будем иметь партнёрские отношения со всеми партиями, в том числе и с правящей партии страны. Я обещаю принять все меры, и особенно это касается отношения к правящей партии к прекращению антикоммунистической вакханалии в отдельных регионах, и в отдельных аудиториях. Естественно в рамках закона, но антикоммунизма допускать нельзя". 12 июня 91 года. Жириновский. Правящая партия какая? Правильно. Коммунистическая. * * * Полторанин: Ну естественно, если бы КГБ вмешалось, он бы не возник. Потому что всё шло через КГБ. Моментально, мы все россияне, мне кажется, мы не можем, не в силах, привыкнуть к тому, что… Вот выходит человек, открывает рот, а ни одному слову верить нельзя. И дело даже – не сегодня одно, завтра другое прямо противоположное, а просто ни одному слову верить нельзя. Горбачев плохой – это его детище. Мы ненавидим американцев? Ну как мы ЛДПР голосовали в Думе по нашим ракетам, лучшим ядерным ракетам, гордости нашей страны. Полторанин: За ратификацию. За уничтожение ракет. Полторанин: За уничтожение ракет. А американцы визу на три года Жириновскому дают. Ничего себе – да? У посольства одно кричит, голосует против ракет, а американцы пожалуйста – и виду на три года, как я предполагаю я Андрей Караулов. Полторанин: Понимаешь, ведь он использует власть в своих интересах, а власть использует его в своих интересах. И подозреваю, что уже Жириновского давно электорат раскусил. Ну часть какая-то голосует. Предполагает – раскусил? Полторанин: Да, раскусил. Ну и пусть партия гоняется за людьми, а не люди за партиями гоняются. Когда не будет Жириновского/ Как вы считаете, он к нам придет сегодня? Полторанин: Да нет конечно. Не приедет? Должен приехать. Может интерактив устроить? Как наши зрители думают: приедет или не приедет. Хотя до конца эфира всего 13 минут. Чуть меньше даже. Обязан приехать. Полторанин: Не приедет. Тогда ему конец. Если он будет молчат и вот так прятаться от нас, ему конец как политику. Я неправ? Полторанин: Неправ. Почему? Опять Кремль? Полторанин: Нет. Это мы виноваты в этом деле. То есть? Полторанин: Когда выступает Жириновский и требует запретить передачу Караулова, закрыть канал, выгнать из Думы… Меня интересует уже не Жириновский. Потому что с ним всё ясно. А почему его не остановили? Полторанин: И председательство кстати/ Это хороший вопрос, кстати. Полторанин: Да. Зачем все депутаты не поднялись? Ну главное – а почему молчат в тряпочку медиа-союз, (нрзб) откликнулся. С заявлением. Да надоело всё. Полторанин: Они же будут вас клевать по одному. Вот понимаешь. Вот Караулова надо приструнить, ТВЦ приструнить. Во-первых, мне в радость такие заявления, особенно про слово "приструнить". Коммунисты уже пытались – ничего не получилось. Сейчас и Харитонов извиняется. По решению суда, в парламенте же, перед Карауловым. Проиграли все суды. И Зюганов проиграл, и Явлинский проиграл. Теперь Жириновский – я ему иск написал. Полторанин: Ты же с мельницами воюешь. Да ради бога. Вы посмотрите что – выступая в нашем союзе и требуя суда надо мной, наговорил Жириновский. Жириновский: Я не буду вспоминать биографию его. Как он армию проходил. Театрально-концертная рота. В армии не служил, а плясал. Как он бегал ябедничал на своих начальников, дяде, который в КГБ работал. Я не копаюсь в его национальности, в его всех жёнах. Как он у одной жены, так сказать, квартиру оттяпал, потом у другой, в третьей. Сейчас девочка молодая живёт. Дядя в КГБ. Какие пляски в роте, какие девочки, какие квартиры по каким адресам. И это всё болтает, по статусу, один из руководителей нашей страны. Полторанин: Андрей, ну это же ясно. Это такая партия. За этот бред, тут всё бред просто. Полторанин: Да. За этот бред Жириновский будет отвечать в суде. Как Зюганов отвечал, ещё раз скажу, Явлинский, другие лидеры других партий. Полторанин: Ты же с мельницами воюешь. Но я другое хочу напомнить вам, Михаил Никифирович. Наш фильм "Скунс". * * * Разговор по телефону: Александр Сергеевич Борзенко – координатор Советского районного отделения ЛДПР в ХМАО-Югре в 2006–2009 гг. Вот читаю ваше письмо. Борзенко: Да. "В настоящее время в ЛДПР приходит криминал, сделать ничего не можем. Криминал приходят нагло и уверенно, сметая всех, кто выступает за поддержку рядовых граждан". Борзенко: Да происходит бардак. Но он же не сегодня начался. Криминал через ЛДПР. Криминал для вас – разве это новость? Борзенко: Было распоряжение: не принимать в партию судимых. Сейчас получается, что в Советском районе лицо с непогашенное судимостью. Во главе ЛДПР местного. Борзенко: По коррупционной статье – это (нрзб). То есть, как только вы для себя решили, что люди с судимостью вам в ваших местных рядах партии не нужны, сразу вас отстранили. Борзенко: Ну… выходит, что так получается. В Сургут сейчас убрали, (нрзб) вроде как порядочный человек. Ну как бы руководитель местной братвой. То есть десятки людей закопаны. Десятки. Борзенко: Десятки, да. Это идёт ради того, чтобы ввели какую-то неприкосновенность. * * * Вот такое было интервью по телефону, и я получаю запись выступления, – вот последние дни, – депутата Государственной думы фракции ЛДПР Владимира Таскаева – он куратор ЛДПР в Ханты-Мансийском округе, и проводит ликбез с новым активом регионального отделения ЛДПР. Магнитофонная запись: Владимир Павлович Таскаев – депутат Государственной думы России: Таскаев: Вот какая наша цель, какая наша цель. Наша цель – придти к власти. Потому что сегодня потенциально за нас, – не побоюсь этого слова, – маргинальная часть населения голосует – те, кто живёт плохо. Статистика такая социологическая: люди начинают хорошо жить – начинают плохо за нас голосовать. Как люди начинают плохо жить, недовольные власти – они начинают хорошо за нас голосовать. Потому что они хотят что-то менять. Я для средств массовой информации не хочу это говорить. Я нигде это не скажу. Конечно. По стране ездят эмиссары от ЛДПР, депутаты Государственной думы. Смысл выступления перед активом: чем хуже люди живут, чем хуже, – тем лучше для нас для партии, – тогда они за нас голосуют. Потому что, если люди живут хорошо, они голосуют за "Единую Россию". * * * Давайте жить плохо. Полторанин: Да. И вот это наш избиратель. Полторанин: Давайте это/ Не хорошо и богато, в нищете давайте жить. Полторанин: Поэтому я и говорю: не надо гоняться за хвостами. Что вот этот сказал, этот сказал. Да, это партия такая. Да – это партия – когда кипит, горит – у неё будут голоса. Михаил Никифорович, стоп. Вот это уже хорошо. Жириновский подъезжает к каналу ТВЦентр. Вы проиграли мне пари. Едет Жириновский к нам. Полторанин: Не приедет. Жириновский: Ничего не боюсь. Вы боитесь меня. Что ж, будет сейчас, как я и обещал, говорить лицо в лицо. * * * У вас лицо как перед казнью, Владимир Вольфович. Жириновский: Нет. Нормальное хорошее лицо. Добрый день. Жириновский: Добрый день. Пришли извиниться? Жириновский: Нет. Как? Жириновский: Опять вы, так сказать… потом уберёте мою фразу. Почему же. Жириновский: Уберете при монтаже. И скажете: да, он согласится с тем. Почему вы нас всё время обижаете? Вот я вас хочу по-человечески спросить. Жириновский: С ноября. Почему. Как только мы заговорили о ваших, с моей точки зрения, несметных богатствах/ Жириновский: Да. Начали об этом говорить, у вас сразу началась такая вот истерика. Жириновский: Истерики никакой. И ищите. Имеете полное право. Претензия одна – говорите правду. (нрзб) председатель. Жириновский: Заместитель председателя Государственной думы. Это по уровню – да. Жириновский: Вице-премьер Российского правительства. Это десятка руководителей нашей страны. Жириновский: Да, да. По-армейски чин генерал-полковник. То есть, Жириновский сегодня – один из руководителей нашей страны просто по статусу. Жириновский: Да, да-да. Часть государственной власти. Если Жириновский один из высших руководителей нашей страны, он должен говорить правду, только правду. Жириновский: Только правду. Каждый раз, когда я был кандидатом в президенты, - а я был четыре раз, – по закону. Подаются данные на жену и на детей. Абсолютно верно. Жириновский: Подавали Галина Александровна, и мой сын. В какой декларации Владимир Жириновский и Галина Лебедева указали, что у них состояние… - если что забуду, вы напомните, – 12 земельных участков, причём только 9 на территории России. Три участка – страна не указана. От трех гектаров и до. Вам может тоже станет интересно. Может не знаете чего про супругу. Бывает такое. Знаете, когда у Михалкова спросили: правда ли что вы и ваша жена работаете в КГБ, в интервью, Михалков подумал и сказал: "За жену не скажу, не знаю". Жириновский: Я вам сразу говорю. На этих участках были все телеканалы. Сейчас-сейчас. Жириновский: В деревне есть домик. 12 земельный участков. Жириновский: Курятник, гараж. Курятник три гектара, пять жилых домов. Из них три незавершенных. Зачем пять жилых домов? Жириновский: Всё завершённое. Восемь квартир. Две по 400 квадратных метров с лишним, остальные почти всё от 300. Жириновский: Да. Да ещё и нежилые помещения. Жириновский: Да. Доход по году пенсионерки – вашей супруги 90 миллионов рублей. Жириновский: Угу. Сын ещё интересней – 4 квартиры. По 300 метров каждая. Жириновский: Что вас смущает? Общая сумма 12 миллионов долларов. И 178 миллионов долларов/ Жириновский: Почему вы переводите в доллары и называете? Плюс – ни одной копейки не дал, ни одной. Всё получил не заплатив ничего. Вот страна. Вице-спикер, который обещал говорить правду и только правду, уверяет нас всех, что его состояние под 100 миллионов долларов – это всё подарок от его не очень богатых избирателей. Чем хуже они живут, тем нам лучше – вы так быстрее богатеете. Жириновский: И это вас бесит. Как это так ему и квартиры, и машины, и то… Ни одной копейки не заплатил. Ни одной. Владимир Вольфович/ Жириновский: Ни за одну машину. Не уходите пожалуйста/ Жириновский: Никогда не приходит ни в один автомагазин и не платил за какую-то машину. Я хочу понять одно/ Жириновский: Ни в одном агентстве по недвижимости я, Жириновский, не пришёл, и ни одной копейки ни дал. Ни на один земельный участок. Четыре квартиры у сына – 12 миллионов долларов. Вот сын/ Жириновский: Странны человек. Вы без сына сегодня пришли? Жириновский: Без него. И зачем трогаете сына? Самостоятельный человек. Вы лидер партии – мне интересно, откуда у сынка вашего… Ему лет 30 уже исполнилось? Жириновский: Да. Откуда 6 миллионов долларов по году? По году. За один год только. Вот объясните, я хочу понять. Жириновский: Я ещё раз говорю. Доход этот складывается из его дел, которая есть купля, продажа, проценты, акции. И имеет полное право А какие акции? Жириновский: А? Какие акции? Жириновский: С какой стати он должен говорить об этом? Ну с какой стати? Ну интересно мне откуда. Жириновский: А-а, вам интересно, а вы знаете статью 24-ую? Конституции Российской Федерации. Что сбор информации о жизни, частной жизни граждан карается законом. Вы в декларации – вы и ваш сын… Жириновский: Ну? Для чего подавали? У нас появились вопросы: откуда у парня 179 миллионов рублей только по году. 6 миллионов долларов. Жириновский: Опять вы. Вы несколько раз сказали, что машины сплошь иномарки. Ни одно иномарки у ЛДПР нету. Вы забыли Майбох указать. Жириновский: Нету Майхбох. Куда делся Майбох. Жириновский: И никогда не было, у меня. В собственности ни одной иномарки не было. "Волга" есть. Чей Майбог, на котором вы ездите? Жириновский: Нету. Не мой. А чей? Кто дал покататься? Жириновский: Опять вы… слушайте. Ну кто дал покататься? Ну интересно. Жириновский: Вас не интересует рубашка моя, чья рубашка? Что сегодня кушал в холодильнике. Вам кто дал правы задавать мне вопросы? Вы лидер партии. Жириновский: Генеральный прокурор не имеет права задавать вопросы. Возбудите уголовное дело, докажете, что в чем-то виновен, и я отвечу на вопрос. Никогда не было ни одного уголовного дела. И никогда не будет. Потому что мы все коррумпированы, все. Вся страна обгажена из-за вас. Вот вы ельцинская команда. Вы все ходите под уголовной статьёй. И вас это бесит, что есть честный чистый человек. Нет, меня удивляет другое. Жириновский: Чего вас не удивляло 15 лет назад? Да вы-то у нас серьезный политик? Жириновский: 15 лет/ Вы у нас… Дайте рот-то открыть. Один/ Жириновский: В декларации было написано. В декларации 95 года. Уважаемый Владимир Вольфович. Жириновский: И вы молчали 15 лет. Сейчас вдруг заговорил. У меня вопрос к вам. У меня арифметика. Жириновский: Почему вы 15 лет молчали? Отвечаю почему я молчал. Когда я прочитал в апреле этого года, что Жириновский… Вы сколько в политике? С 90 года? Жириновский: 20 лет. 20 лет. То есть уже четыре поколения выросло с именем Жириновский. Жириновский: Да, да, да. Жириновский по году заработал два с половиной миллиона, а сынок 178. Жириновский: Да. Чего это такое? Жириновский: Чего – завидно? Очень. Жириновский: Да. Честно всё. Вот парню повезло. Жириновский: Всё честно. Очень завидую. Жириновский: Всё честно, чисто. Ну как? У отца два с половиной миллиона, а у него вон сколько. Жириновский: Объясняю. А ещё супруга неработающая. Жириновский: Часть имущества… Мы имеем полное право, – мы семья, – оформлять на жену, на моего сына. Потому что мне этим заниматься просто некогда. Если я буду ходить в налоговые инспекции, в ГАИ, в Регистрационные палаты, к нотариусу – я вообще ничем не смогу заниматься. То есть вы на них скинули свою/ Жириновский: Не скинул, это наше право, наша семья. Мы сами решим. Да. Жириновский: Как жить, в каких квартирах. Это наша частная жизнь. В которую вмешиваться вам Конституция Российской Федерации и Уголовный кодекс запрещает. Не буду вмешиваться. Жириновский: Вот всё. Не влезайте в чужую семью. Тогда пойдём дальше. Жириновский: Огромные деньги проходят. Любят меня и ЛДПР. Дают, несут на блюдечке с голубой каёмочкой. Дарят. Жириновский: Вы так опротивели всем, что за честный чистый голос люди сами идут и дают деньги. Прям в штаб-квартиру приходят/ За честный голос. Жириновский: И за мои заявления. За честный голос/ Жириновский: Потому что я единственный говорю всю правду. Что вы лжец, и подлец, и негодяй. Это я слышал. Жириновский: Вы преступник. Владимир Вольфович, вот моё заявление в суд. Я вас в суде жду. Вы там много чего наговорили. Про жён, квартир, пляски, ансамбль, какого-то Караулова в КГБ, который мой родственник. Это вы изучите на досуге. В суде встретимся. Жириновский: Да. А теперь, если можно/ Жириновский: Только вы не забудьте – придите и в наш суд. Помните какой был скандал в 2001 году? Жириновский: О чём? Когда некто Жириновский с Кипра решил несколько миллионов долларов в Россию вернуть. Жириновский: И что? Откуда у Жириновского миллионы долларов на Кипре? Жириновский: Не миллионы долларов. А сколько там было? Жириновский: Человек рассчитался с нами. Депутат рассчитался? Жириновский: Это очень хорошо. Нет, не депутат. А кто рассчитался, если не секрет? Жириновский: Опять не ваше дело. Не моё. Жириновский: Помогают нам, дорогой Андрей Викторович, нам помогают. Помогают. Жириновский: Вам завидно, что нам помогают. * * * Вот так Михаил Дмитриевич, наше время к сожалению истекает в эфире. Но кто поинтересуется, важно понять, кто поинтересуется миллионами Жириновского, того он отправит в тюрьму. Полторанин: Но он не привык отвечать, понимаешь. Вот если бы/ А зачем приезжать? Полторанин: Вот я повторяю… А зачем приезжать? Полторанин: Ну как. Чтоб потом не говорил, что: вон, он струсил, и так далее. Он приехал, а потом он будет говорить: Я поехал, а они там… Вырезали всё. Полторанин: Все на колени встали и сказали: "Прости нас, дорогой Владимир Вольфович". * * * Жириновский: Я никогда не боялся ни одного журналиста. Ни одного прокурора, ни одного чиновника. И он в наглую всей стране говорит, что я значит боюсь. Выхожу/ * * * Мы сейчас, к сожалению, уйдем из эфира, и так перебор уже почти три минуты эфирного времени, но… Запись этого разговора – уникальный документ на самом деле. Один из высших руководителей нашего государства. Запись в нашем следующем эфире. Ещё одна серия: Владимир Жириновский пытается выступать против журналистов канала ТВЦентр… Олег Попцов – писатель: Попцов: Но я думаю, что это был сеанс психопатии. Скажите пожалуйста, хоть в одной европейской стране… Попцов: Да нет, ну о чём вы говорите. Вот так журналистам… Попцов: Ну о чём ты говоришь. Я бы хотел посмотреть… Это снять бы фильм как идут с поклоном, чтобы дать пожертвование. За честный голос. Попцов: Мне бы очень хотелось. Миллионы долларов за честный голос. Попцов: Я хотел бы посмотреть эту очередь. "Что вы, зачем очередь?" – "Пожертвования Владимиру Вольфовичу". Жириновскому. Это как в (нрзб) купцы приходили. Попцов: Ну конечно. К Хлестакову. СЮЖЕТ из спектакля. Попцов: Только там баллон сахара было. А здесь дачи, дома, земли в разных странах мира. Мерседес для супруги и сына, гоночную машину сыну. Но обо всём об этом, как и запись моего разговора с Жириновским, – съемка шла почти полчаса, – это всё наша следующая программа.
Сейчас читают