Курс валют:
USD 74.3615   EUR 90.4087 
Официальный сайт Момент Истины
о редакции

Разрушена Академия наук – некогда Дом науки, а сейчас руины

Дата публикации: 04.12.2020
Автор: Астахова Анна,
Редактор: Островский Николай
Разрушена Академия наук – некогда Дом науки, а сейчас руины

И этот ноябрь оказался богат на скорбные вести — экс-президент Российской академии наук (РАН), академик Владимир Фортов умер 29 ноября в возрасте 74 лет. Мы не успели с ним поговорить лично, остались только его интервью прошлых лет. Именно этот великий человек, доктор физико-математических наук возглавлял РАН в 2013–2017 годах. Он имел большой опыт руководства — заместитель председателя правительства РФ (1996–1997), министр науки и технологий РФ (1996–1998). Лауреат Государственной премии СССР (1988) и Государственной премии России (1997). Полный кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством».

В интервью «Коммерсантъ» 2019 года Владимир Евгеньевич так рассказал о том времени:

« — Я стал президентом, не готовясь к этому абсолютно, не ожидая „реформы РАН“. А когда меня вызвал Дмитрий Медведев и показал проект указа о реформе Академии наук — это для меня была сильная встряска. Никогда не думал, что случится именно такое, и первое интуитивное решение было — спасать ситуацию. Если бы нашим оппонентам удалось реализовать все, даже немногое из того, что ими было задумано, что было написано в указе черным по белому, Академии наук бы не было вообще. Там в первом параграфе было написано, что первое — создается комиссия по ликвидации Академии наук. Никак не меньше! Было написано, кто входит в состав этой комиссии, кто ее председатель, какие сроки работы (несколько недель!). Академия была бы уничтожена, пошла бы под нож. Так что все четыре с половиной года работы на посту президента я пытался сделать все, чтобы не произошло самое худшее, чтобы мы не потеряли РАН. Удалось ли все, не уверен».

Кто знает, какие мысли посещали академика Иванникова Виктора Петровича в те годы, но ясно одно — именно тогда он сделал свой выбор — выбор нового справедливого общества. И этот выбор многими принят не был. Сам он писал:

 «Из потрясений последних лет — реорганизация Академии наук: в 2013 году у нее были отобраны все институты, и их передали в ведение Федерального агентства научных организаций (ФАНО). Люди там нормальные, мы с ними наладили контакт и работаем. Но придумывается очень много новых организационных форм, и существует большая степень риска, что в результате реорганизаций могут быть угроблены академические институты, как это происходит с университетами, со средним образованием. Сплошные реорганизации ведут к тому, что мы теряем немногое оставшееся, чем могли гордиться. Реформаторы очень небрежно ведут себя в таких деликатных областях, как наука, образование».

Когда в 2016 году Виктор Петрович сначала добился присвоения звания «член-корреспондента РАН», а потом передал директорское кресло своему ученику Арутюну Ишхановичу Аветисяну, молодому на тот момент человеку — ему было 46 лет, наверное, он думал, что его дело в надежных руках. Арутюн был его учеником, годы они работали вместе. Заместителем директора стал Проскуряков Александр Леонидович, муж дочери Иванникова В.П., член семьи ученого. Но уже в том же 2016-м Виктор Петрович стал замечать некоторые несоответствия действий его ставленников со своими жизненными позициями. Сам он всегда был честным, принципиальным, ответственным и заботящимся о своих сотрудниках. Большая часть прибыли ИСП РАН шла на обеспечение молодых ученых квартирами, оснащение лабораторий, заграничные командировки, научные форумы… Но с приходом нового руководства многое изменилось. «Иванников В.П. в октябре—ноябре 2016 г. выявил факты хищения новым руководством ИСП РАН и настаивал на увольнении Проскурякова», — пишет его сын Павел в заявлении в СК РФ в мае этого года. Вдова и сын профессора считают, что именно личная выгода и затмила глаза этим двум людям и они сначала пытались принизить заслуги ученого, зная, что это ранит его больше всего, а потом планомерно устранили его от руководства, тем самым лишив жизни, доведя до самоубийства (пункт г части 2 ст 110 УК РФ). Страшно видеть, как рушится тобой созданное, при чем, как тебя убеждают «при твоем участии». Да, Виктор Петрович еще мог вносить свои решения, но фактически стал «подчиненным» Авестисяна и уже не имел права подписи. Огромный вопрос сейчас вызывает и сохранность интеллектуального наследия Иванникова, в т. ч. научных трудов и разработок, хищение которых тоже карается законом в соответствии с п. б части 4 ст158 УК РФ. Сейчас решается вопрос о пересмотре дела.

Да, казалось бы, вердикт врачей был однозначным — две попытки самоубийства, вторая привела к гибели. Странности в другом — здоровый физически и психически человек вдруг решает свести счеты с жизнью — раз, после его смерти Аветисян дает большие интервью для прессы о том, что его наставник умер от сердечного приступа — два, была исправлена информация о семье и научных трудах академика в Википедии и на других сайтах — три. Зачем было чужому человеку скрывать истинную причину смерти, тем более, что родственники ее не скрывали? Сделал ли Арутюн Ишханович это с умыслом, чтобы отвести подозрения от того, что смерти профессора предшествовали определенные события? Да, при обычной смерти никто не засомневался в истинности его как наследника научной империи погибшего…
Примечательно, что на просьбу журналиста дать комментарий пресс-служба ИСП РАН ответила отказом.

Такие случаи в научной среде не единичны — 13 ноября 2019 года умер глава Научно-организационного управления РАН Николай Михайлов, ведущий специалист в области права. Ему стало плохо прямо на Общем собрании комиссии РАН. В 1990-м году он предотвратил госпереворот в Таджикистане, который чуть было не совершила 10-тысячная толпа душманов, а в сентябре 2019 был обвинён в плагиате. По словам коллег, Михайлов очень переживал о своём причислении к фальсификаторам накануне выборов в РАН, на которые он баллотировался в члены-корреспонденты по секции права

«Прародитель советского программирования», как инструмент манипулирования?

В 2018 году ИСП РАН начал проводить международные «Иванниковские чтения — в память о прародителе советского программирования — Викторе Петровиче Иванникове.

Идея хорошая, только вот решение брать взносы с участников немного ее портит. Сам Виктор Петрович бы не стал этого делать, он понимал, что сначала молодежь нужно заинтересовать, потом выучить, а вот уже потом коллективно они смогут делать продукты, которые будут иметь хорошую рыночную стоимость. И, может быть поэтому, в 2020 году перед началом „чтений“ в суд обратилась вдова В. П. Иванникова с просьбой „рассмотреть вопрос о законности использования имени ученого без согласия её, его вдовы и сына, в том числе, в коммерческих целях“ и „наложить запрет на проведение конференции“. Ответчиком по иску значится основанный академиком и носящий сейчас его имя институт. Иск с первого раза не был принят к рассмотрению, Таганский суд г. Москвы просто не понял эту просьбу.

Разрушена Академия наук – некогда Дом науки, а сейчас руины

Как отмечает Тамара Николаевна Иванникова, вдова, „действий направленных на сохранение памяти академика как человека, наставника, ученого не сделано, обещание об установлении памятника на могиле академика и организация музея его имени не выполнено“. Зато в Армении без согласования с наследниками Иванникова, на территории Армяно-Григорианской церкви ему был поставлен религиозный памятник — стелла с изображением креста, что родственники расценивают „как кощунственное самоуправное деяние, оскорбляющее чувства православного человека“, а также честь и достоинство покойного.

Сын академика считает, что имя академика „нещадно эксплуатируется в коммерческих и личных целях“. — Отец, в частности, является главным автором Svace — разработки ИСП РАН, которая используется крупной компанией по производству высокотехнологичного оборудования на всех устройствах с 2017 года, — рассказывает Павел Иванников. — Его имя является знаком качества для любой продукции, которая производится. Ссылки на его имя, на научную школу, созданную им, на его институт являются одним из ключевых обстоятельств при выборе программных продуктов и услуг, предлагаемых на рынках программного обеспечения и при определении цены работ, программных продуктов и услуг. Многие контракты и деловые отношения заключаются на подобных конференциях. Но в суете проведения различных мероприятий теряется чистота образа основателя института, его преданность науке и бескорыстность, о которой хорошо известно в научном сообществе. Институту, который основал отец, присвоено его имя, но изначально там не получали согласия у его наследников. Сам институт осуществляет правовую охрану названий, в которых используется имя отца, ограничивая наследников, в том числе меня, в праве их использования. А мы защитить его имя не можем. За использование разработки, о которой я говорил, институт получает миллионы долларов в год. Памятник отцу на Троекуровском кладбище я устанавливал на свои деньги. Мне очень тяжело говорить об этом, ведь речь идет не о каком-то абстрактном человеке, а о моем отце».

Во всех этих исках странно, что «гордое молчание» хранит дочь Иванникова. Впрочем, на обделённость интеллектуальной собственностью отца на и не может пожаловаться — ее муж сейчас заместитель директора ИСП РАН, обо всех мероприятиях и использовании имени отца она знает и может быть даже принимает в них активное участие. С семьей она не общается, когда у мамы случился инсульт, Натальи рядом с ней не было…

Уже написано несколько обращений в Российскую Академию Наук, в Генеральную прокуратуру, в Следственный комитет. Однако все молчат и остаются безучастны к горю и переживаниям Тамары Николаевны. Уверены, что будут еще иски — интеллектуальная собственность все больше и больше поднимается в цене.
Есть еще открытые конференции ИСП РАН имени В. П. Иванникова, сборники научных работ, авторские лекции, журнал «Программирование» и многое другое — везде его имя используется незаконно, без согласия всех наследников. Все просто — имя человека с большой буквы всегда дает преимущество проектам. Оно привлекает, как привлекал учеников и заказчиков сам Виктор Петрович, пока был жив. Он это умел.

Больно и то, что сам Виктор Петрович отмечал постоянно важность защиты интеллектуальной собственности. «Проблемы интеллектуальной собственности в работах по контрактам стоят очень остро, эти вопросы оговариваются каждый раз до заключения контракта». Он думал о собственности других… Хотя, если следовать букве закона — конечный собственник всех разработок это РАН.
Закат… или рассвет

Борьба с монополистами за информационную справедливость в интересах всего человечества не угасает. Canonical и Ubuntu следуют заветам В. П. Иконникова — это миссия, означающая очеловечивание и гуманизацию информационных технологий.

Чем же так интересны работы в области программирования? Это безопасность программного кода и технологии анализа массивов данных. Погоня за «умными» вещами, «умными» устройствами» перетаскивающими на себя многие заботы человека может обернуться катастрофой, не менее «умными» киберугрозами и кибертерроризмом. Марк Шаттлворт, основатель системы Линукс-Убунта считает, что «Компьютер уже не просто устройство. Это продолжение ваших мыслей и ваша связь с другими людьми». Думаю, Виктор Петрович с ним бы согласился — «Когда происходит какое-то качественное изменение в мире, всегда возникает его антипод».

Астахова Анна
член союза журналистов России
в соавторстве с адвокатом Аранибаром Антоном

Информационный портал Момент Истины является открытой дискуссионной площадкой. Мнение колумнистов и приглашенных гостей студии может не совпадать с позицией Редакции.

Автор материала
Есть что сообщить по данной теме? Свяжитесь с редакцией hello@moment-istini.com
Приемная редакции «Момент Истины» работает 24/7
Написать письмо
Колумнисты
Сейчас читают

Новости

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15