Курс валют:
USD 64.9213   EUR 70.4591 
Официальный сайт Момент Истины
о редакции

Регионы России

Дата публикации: 29.11.2019
Автор: Радостев Игорь,
Редактор: Евгений Петров

Порой переезжая из одного города в другой внутри собственной страны, мы как будто оказываемся в другой реальности, и не понимаем, Россия ли это.

Наша страна огромна, многонациональна и многоконфессиональна. Но, кроме национальных и конфессиональных особенностей есть определенный уклад, который сложился неповторимо и своеобразно для каждого региона. Само собой, попадая в любую из республик Северного Кавказа или Калмыкию житель Сибири или центральных регионов России ощущает себя если не на другой планете, то в другом государстве – точно. Однако, это все – Россия. В каждом ее уголке по-своему сложились традиции ведения бизнеса и отношения с властью, восприятие власти и бизнес-элиты народом. По-разному и региональные элиты понимают свое место и место народа в этом сложном механизме под названием Россия. Описать все регионы невозможно. Я хочу затронуть лишь те, которым я посвятил и отдал часть себя, где меня, наверняка, запомнили, куда нет-нет еще зовут, когда совсем припрет. Постараюсь не заострять внимание на общеизвестных фактах и исторических особенностях, хотя без последнего вряд ли получится, так как, я абсолютно убежден, одно вытекает из другого.

Я заметил одну особенность российских регионов. Руководство страны, пытаясь усилить контроль и влияние на региональные власти, что вполне естественно, в последнее время ставит эксперименты, видя по главе регионов то доморощенные кадры, то присылая варягов. Но пока не одному из них, будь то варяг или свой, не удалось сделать так, чтобы регион прогнулся под него, признал в нем явного лидера и пошел за ним, а затем продолжил его курс развития. Нет, конечно яркие личности были, но, как только они оставляли свои посты, сразу же обнаруживались какие-то пикантные подробности их правления и все начатое ими предавалось забвению.

Возможно, поэтому, многие губернаторы теперь предпочитают сидеть тихо и незаметно, чтобы не светить на голубых экранах ручки и часы, стоимость которых сопоставима с бюджетом некоторых муниципальных образований.

Что касается региональной бизнес-элиты, то надо понимать, что она всегда врет! Врет всем: власти, народу. Она настолько привыкла это делать всегда, везде и повсеместно, что уже врет себе, сама начиная верить в  эту ложь. Ложь эта скрыта практически в каждом слове и действии и становится «правдой» только в зависимости от того, как ее преподносят. Чем больше напора, принципиальности и наглости – тем больше возможности выдать эту ложь за правду. Нельзя сказать, что вот вся она, эта бизнес-элита, поголовно плохая. Нет! Просто, она так выживает. Она этому научилась в лихие 90-е, откуда она, собственно, и вышла, и чисто физически осталась в живых, благодаря приобретенным навыкам правдиво врать. Она  так и продолжает выживать в условиях тотального фискального контроля, не имея большого желания перестраивать наивные, неприкрытые и полукриминальные схемы снижения налогового бремени. 

Тверская область.

На регионы, находящиеся в ближайшем окружении Москвы и Московской области, как правило, смотрят сквозь пальцы, как-то несерьезно. Возможно, такое отношении исходит из советских воспоминаний об электричках, пропахших колбасой, вяло ползущих в центры близлежащих областей с московских вокзалов.

Кроме того, в Советское время эти регионы считались «безнадежными». Из региона крайнего севера всегда можно было вернуться или переселится либо в белокаменную, либо в южные регионы, поближе к морю. В дальних регионах и платили лучше, и стаж шел когда год за два, когда год за полтора. А что в Твери? Центральная Россия, но, увы, не Москва и даже не Московская область. Вся цивилизация в области плотно кучкуется вдоль федеральных трасс Москва-Рига и Москва-Санкт-Петербург, а стоит отъехать… И можно попасть в такое захолустье, как будто вы уже не центральным регионе России, где плотность населения должна быть логично высокой, а там, где если и ступала нога человека, то давно уже одичавшего. Я много раз пытался понять, за счет чего вообще живут люди в Тверской области, где они берут средства, чтобы ходить в магазины… Возможно, сегодня ситуация и сложилась к лучшему, но что происходило в нулевые… Советское наследство Твери – небогато: экскаваторный завод, торжокскаялакокраска, вагоноремонтный завод. Собственно, это все, что на слуху. В городе Удомля особо оберегаемо живет и цветет атомная электростанция. Из природных ресурсов – только лес и песчано-гравийные смеси. Но лес – не в масштабах, например, Архангельской области: на целлюлозное производство не потянет – так, на распил для московских и питерских рынков. Туристам тоже особенно смотреть не на что: до революции будучи частью «Золотого кольца», Тверь изрядно пострадала, будучи Калинином, от большевистского режима и во время войны, преградив врагу собой путь на Москву.Есть, правда, в Тверской области и что-то уникальное, например – золотошвейная фабрика в Торжке. 

Именно ее усилиями расшивались знамена и форменные аксельбанты. Когда-то я служил на флоте, так среди офицеров всегда считалось за удачу раздобыть шитый краб на фуражку взамен военторговской штамповке. Крабы эти тоже шили здесь.

С приходом рыночной экономики как бизнес, так и криминал развивался вдоль федеральных трасс. Особенно вдоль той самой трассы Е95, прославившейся в одноименной песне группы Алиса. Однако, песня не точна, ибо Е95 гораздо более широкое понятие, чем Москва – Санкт-Петербург, поэтому примем на основу российскую нумерацию – М10. Действительно, грузопоток на М10 настолько велик, что в былые времена совершить обгон и встроится в бесконечную вереницу фур, идущих непрерывным потоком было просто невозможно. Фуры шли главным образом, на Питерский порт из него. Кроме того, не желая соприкасаться с непредсказуемой транзитной политикой Беларуси и Польши, многие транспортные компании предпочитали направлять свои машины в Европу не прямым сухопутным путем, а на Хельсинки, где они грузились на паром и следовали в Гамбург. Было только два дня на моей памяти, когда трасса опустела – 28 и 29 августа 1998 года. В этот день курс рубля к доллару скаканул с отметки 6 до отметки 30. Два дня страна пребывала в шоке. Через два дня потихоньку, грузопоток стал возобновляться и, вскоре, достиг своего обычного состояния. 

На моих глазах придорожные кафешки и контейнерные АЗС постепенно превращались в отели и многофункциональные заправочные комплексы. Затем, их начали скупать вертикальноинтегрированные структуры, такие как Лукойл, Газпромнефть и Петербуржская Топливная Компания (ПТК). Затем на трассу пришел и общеизвестный фаст-фуд, но составлять конкуренцию придорожным комплексам, рассчитанным главным образом, на дальнобойщиков, было поздно, и он занял место где-то между шаурмой и ними.

Почти не один из руководителей Тверской области не оставил за собой сколько-нибудь значимого следа.Для властных структур области всегда была характерна повышеннаяинтриго-активность. Причем, интриги были везде, правоохранители -не исключение. Интриги были необходимы, чтобы не потерять свое место под солнцем, которое в Тверской области не так просто получить, а еще сложнее – удержать. Поэтому там, где не хватало оперативно-значимой информации, включалась фантазия и экспромт, а цифры – сводились и округлялись. 

Действительно ярким человеком этого региона, наверное, и на сегодняшний день остается генерал-майор Геннадий Петрович Виноградов, на закате 90-х возглавлявший региональное ФСБ, ни на секунду не примирившейся с таким положением вещей. Он одним из первых в России возбудил добился возбуждения уголовного дела и последующего ареста чиновника в должности вице-губернатор. Дальше нити тянулись и к губернатору, но тут включилось все, что можно и нельзя: лично Немцов, бывший в то время премьер-министром приехал в область и, как рефери, разводил в стороны по углам. Губернатор, Платов…, остался на должности, Виноградова отправили на почетную пенсию. На его место пришел Ермаков, бывший подчиненный Нургалиева, в то время еще работающего не в МВД, а в ФСБ, который развалил управление, примерно так же, как совсем недавно Сердюковразваливал Министерство обороны. Отчасти, террористический акт в отношении Невского экспресса, совершенный в 2009 году, стал возможным всл0едствие этого развала. Некоторые структурные подразделения и штатные единицы после этого теракта, ранее сокращенные, были восстановлены. 

Генерал-майор Виноградов Г.П.

Для тверской области было характерно «братание» и «перемешивание» того, что не должно брататься и перемешиваться, как русские и кайзеровские солдаты во время позиционной войны. Многие правоохранители явно занимались криминалом, а бизнес полез во власть. Все это,в условиях скудности ресурсов Тверской области, очень быстро достигло точки Лагранжаи выплеснулось наружу, как вода из ванны под телом Архимеда. Однажды, когда я возвращался из одной из командировок, из города Бологое, я был сильно удивлен количеству синих мигалок, встречающихся мне навстречу после того, как я проехал город Вышний Волочок. Это были исключительно полицейские машины, и их количество явно превышало среднестатистическое количество. А спешили они в ОВД города Вышнего Волочка, где в этот вечер прямо в дежурке были застрелены несколько полицейских (тогда еще милиционеров). Шила в мешке не утаишь – вскоре по уличному телеграфу стали распространяться подробности. Так предприниматель, не в силах договорится со всесильной полицейской крышей, совершил акт отчаяния. Потом преступники ушли в леса и изобразили из себя партизанский отряд, борющийся за изменение государственного строя. Так они и остались в истории, как экстремисты.

В ГИБДД Тверской области была выявлена и обезврежена ОПГ, специализировавшаяся на угонах. Именно Кимрская Таможня Тверской области давала добро всему и дружно отправилась в СИЗО. Да и прославилась Тверь не «Немцовыми» и «Назратенко», а Ройтманом (офицер УБОПа, севший за организацию ОПГ) и Севером, он же Александр Северов. Среди прочих достойное место занимает Михаил Круг, царство ему небесное.

Власть всегда хотела чего-то большего, что область не могла дать в принципе. И это было очевидно. При этом, в область попадали явно не лучшие кадры, которым трудно было придумать что-тохотя бы отдаленно напоминающее законную процедуру, и они рубили наотмашь. Помню одного вице-губернатора, Ялышева, который мне настоятельно рекомендовал, чтобы в одном абсолютно частном предприятии почему-то и вдруг должно появиться региональное участие, причем, в уставном капитале.

В противном случае Администрация области обещала не то, чтобы не дать необходимые для ведения бизнеса согласования, а просто сильно с ними не спешить. На мои резонные доводы о том, что это требование, мягко говоря, незаконно, более того сама область чисто юридически это оформить вряд ли  сможет, я получил лаконичный ответ: «Пропишем – и все!». Естественно, никто и ничего прописывать не стал. Руководитель фонда имущества в то время был некто Клейменов, и он был, пожалуй одним из самых адекватных региональных чиновников, и он не спешил. И как оказалось поступал мудро, так как пока он не спешил, вице-губернатор Ялышевявно куда-то опаздывал, и вскоре оказался в центре одного из скандалов местного значения со спиртовой продукцией. Участие губернатора в коммерческих махинациях было раскрыто кимрскими чекистами, и его вежливо попросили покинуть занимаемый пост.

Я не стремлюсь кого-то опорочить, а кого-то возвеличить, я просто на реальных примерах пытаюсь показать саму атмосферу и отношенияв регионе среди людей в нем живущих. Что касается людей, то властям тверским повезло – им достался весьма покорный социум. Люд тверской привык видеть в глазах тех, кому он предан во власть, силу и истину в последней инстанции. Совсем недавно, на посту вице-губернатора Тверской области отметиласьгоспожаМахринскаяВлентина Ивановна. До этого, она занимал пост Главы Закрытого административно-территориального образования «Озерный», что находится опять же на трассе М10 и на территории Бологовского района, примыкая к сельскому поселению Выползово. Когда-то ЗАТО (их два на территории Тверской области) не подчинялись области, имея свою всероссийскую структуру. Даже в МВД было отдельное, 8-е главное управление, ведавшее вопросами внутренних дел в ЗАТО. Затем, справедливо ЗАТО перевели в областное подчинение, а 8-е управление в МВД упразднили, передав затошные ОВД в подчинение Районному УВД. У ЗАТО есть одна великая обязанность и полномочие, на которое они исправно получают средства из федерального бюджета – отселение лиц, утративших служебную связь с предприятиями ЗАТО. По сути ЗАТО – это гражданская администрация, обеспечивающая эксплуатацию и функционирование структур одного или нескольких военных гарнизонов или поселений, существующих в интересах военных объектов. Непосредственно ЗАО Озерный существует в интересах Бологовской дивизии РВСН. Государство спохватилось, что военных пенсионеров, которым некуда ехать и вынужденно проживающих в ЗАТО оказалось слишком много. И они не увольняемые, а давно уже уволенные, и жилищные сертификаты им не положены, потому как сертификаты выделяются по линии министерства обороны, а эти лица уже давно сугубо гражданские. Тогда деньги стали выделяться непосредственно Администрации ЗАТО, которая должна была организовать очередь и заняться покупкой жилья, согласно установленным нормам метража на каждого члена семьи.По идее, житель ЗАТО, имеющий на право на отселение, имеет право ткнуть на карту России и сказать: «Хочу жить здесь». Но тогда ему ответят:«Ждите, когда будут из этого региона предложения по продаже жилья». Поэтому, покорный социум, который редко читает законы и воспринимает все на слух и веру, как средневековые крестьяне рассказы о Библии из уст необразованных монахов, готов на все: ждать, брать, что дают и не вякать. Так ЗАТО Озерный развернуло инвестиционную деятельность на федеральные деньги по их вложению в долевое строительство, главным образом, в городах-спутниках Московской области. Думаю, на этом, какие-то комментарии в отношении того, что происходило в связи с этим проектом и вокруг него дальше можно не пояснять – итак всем ясно. 

Ждать приходилось долго, по несколько лет. Списки никто не сшивал и строго никто не учитывал – собственно, и требований для этого никаких установлено не было.

Поэтому, иногда общественность с удивлением для себя узнавала, что кто-то оказался счастливчиком вне очереди. Естественно, что в условиях гарнизонного быта и бесконечного ожидания заслуженного результата военной пенсии происходило всякое. Бывало, люди разводились, снова женились  очередь мешалась и перемешивалась. Однажды, двое бывших супруга, дождавшись своей очереди, явились в администрацию каждый за своим ордером. Но ответ они услышали классику жанра: «Корова по описи рыжая одна, и сдавать мы ее будем одну». В общем, одному супругу вручили ордер, а другого – отправили в конец очереди. При этом, служебная квартира подлежала сдаче, в результате отправленный в конец очереди фактически оказывался на улице. Женщине повезло на родственников, один из которых возглавлял юридическую компанию в столице. Впервые в истории гражданином был подан иск о признании незаконными действий ЗАТО. В ответ Глава ЗАТО, вместе с Главой администрации ЗАТО только отмахнулись рукой. И когда заслуженно иск был удовлетворен – изумлению представителей власти не было предела. Как это так? Такого быть не может! Складывалось впечатление, что где-то между строк Конституции было написано, что Администрация ЗАТО Озерный всегда права. Во всяком случае, ее руководители искренне так считали. Даже когда суд следующей инстанции засилил Решение и оно вступило в законную силу, Администрация не пожелала его исполнять, считая себя выше суда. Маленькая хрупкая девушка, судебный пристав, все расставила на свои места, появившись на пороге Администрации, готовая ходатайствовать  возбуждении уголовного дела по статье 122 УК РФ – неисполнение судебного решения. Главы администрации ЗАТО, господин Ломака, лично совершил пробежку по гарнизону, собирая подписи, необходимые для вынесения Постановления. Так Решение было исполнено буквально в течение тридцати минут.

ЗАТО инвестировало и в строительво в самой Твери. Но большинство предпочитало ждать, лишь свалить из региона. Делать, особенно, в Твери нечего. Примечательно, что побыв совсем немного вице-губернатором, Махринская вернулась в Озерный, где и по сей день трудится Главой администрации.

Немного разрядило обстановку строительство трассы М11 – скоростная платная автодорога Москва – Санкт-Петербург. Богаты на нерудные ископаемые тверской регион оказался весьма у дел. Но транспортировка того же песка, необходимого для подсыпки, дальше, чем 50 километров от месторождения становится не выгодной.

Hо вдоль трассы есть достаточное количество карьеров, оставшиеся в наследство от советского военного строительства. Однако, на почве внезапно возникшей потребности в большом количестве песка, везде и всюду стали возникать стихийные незаконные, можно сказать, варварские карьеры, в народе именуемые «закапухами».С ними пытались бороться. Но кто? Только владельцы официальных карьеров. И как? Все, что они могли сделать – это написать заявление в полицию или прокуратуру. Но в бизнесе, где экономика не имеет затратной части, а выручка исчисляется цифрами с 8-ю нулями, вероятно, места хватает всем. Поэтому, когда вы едете на скоростной дороге М11, вы едете по дороге половина подсыпки которой сделана из незаконно добытого песка, добыча которого нанесла серьезный урон природе, за что уплачено средствами из бюджета прямо по карманам без каких-либо налоговых последствий.

Ничего не могу сказать про близлежащие области, но во всем вышеописанном есть суть земли Тверской: физически являясь болотом и озерами – она и в переносном смысле сплошная трясина, бесследно засасывающая средства и силы без какого-либо их материально-визуального воплощения. Открыть или инвестировать в какой-нибудь вспомогательный бизнес здесь невозможно – придется все забыть и переехать, и каждый день ходить и вечно повышать компетенцию какой-нибудь Вышневолоцкой налоговой инспекции. После месяца такой тренировки забудете и про бизнес, и про уже потраченные деньги, плюнете и поедете домой. Черная дыра, одним словом.

Мурманская область.

В Мурманской области живет не так много народу, но, при этом, ее промышленный потенциал огромен. Ко всему этому, в области расположено огромное количество воинских частей. Все это делает регион привлекательным в инвестиционном плане. Здесь, как нигде ощущается и реально виден диалог бизнеса и власти. Аспекты международных отношений, которые в центральных регионах видятся эфемерными с телевизионных экранов, здесь проявляются обычными человеческими отношениями и формируют образ наших соседей: норвежцев и финнов.Наше непредсказуемое славянское нутро первых воспринимает ближе по духу. Пожалуй, на сегодняшний день только в Мурманске можно случайно встретится с губернатором пусть с охраной, но, тем не менее, прогуливающегося по улицам города. Но начать я хочу не с власти и не с народа, а со среднего звена – бизнес-элиты, которая, как обычно, родом из 90-х.  Я как-то, в рассвет 90-х, стал свидетелем разговора представителей двух группировок: мурманской и новороссийской. Новороссиянин то и дело применял специфическую лексику и термины такие, как «банда», «общак», «пахан», «босота» и т.д. В один момент мурманчанин прервал его и сказал: - Послушай, у нас так не говорят: какая банда и где ты тут босоту видел? Слух режет! У нас говорят – «коллектив». И звучит как: «деньги коллектива»! А ты – «общак»…

Собственно, в этом весь Мурман и есть. Во истину морской регион, неотрывно связанный с морем и все, что касается моря: интеллигентный и жесткий. И народ здесь дома сидеть долго не будет: достанет – пойдет на собрания и митинги, выскажет все прямо в глаза и правду и неправду, даже, когда его усмирят или даже посадят – не откажется от своих слов. Беспредел тут не пройдет. Однажды, один «руководитель коллектива» тут наехал на одного коммерсанта, предъявив ему десять тысяч долларов, по беспределу. Коммерсант был не олигарх – работал на своей пилораме, затем он продолжил свое занятие, но уже в местах не столь отдаленных. А вот «руководитель коллектива» лишился жизни… И вопрос был не в десяти тысячах долларов, а в принципе. И ни одному руководителю этого региона не удалось сломать этот уклад или как-то прогнуть регион под себя. Третий закон Ньютона в таких случаях действует тут безотказно. Ненашедший общего языка с бизнес-элитой губернатор Дмитрий Дмитриенко прекратил свои полномочия досрочно. Не нашедшая общего языка с народом губернатор Марина Ковтун, прекратила свои полномочия по окончании срока без каких-либо перспектив на выборах и без дальнейшей карьерной перспективы. Сегодня в Мурманской области новый губернатор, и он, похоже понял, что общий язык надо со всеми, но народ – не дурак. Уже идут разговоры, что то, чем занимается губернатор сегодня на морском языке называется «ВКД» - Видимость Кипучей Деятельности. И если это действительно окажется так, то долго это не продлится. Мне однажды приходилось присутствовать на встрече населения Кольского района с региональными министрами. Встречу вела вице-губернатор Портная Наталья Олеговна – рабочая лошадка губернатора Дмитриенко, которая тянула на себе все и имела реальный авторитет, особенно, среди федеральных морских чиновников. Встреча проходила в Доме культуры в городе Кола: люди задавали вопросы, министры отвечали, вице-губернатор давала свои комментарии. Народ делал выводы. Кстати, популистские выкрики коммунистов в стиле а-ля Шандыба, хоть и имели место, но тут же пресекались самим электоратом. В конце встречи встал один молодой человек и задал вопрос, который еще долго для меня будет мерилом исполнительной власти в России:

- Скажите, - спросил он – А у нас вся страна на таком ручном управлении?

Особая каста моряки – они несут флаг государства, даже если судно принадлежит частной компании. И там, в море – это островок России. Поэтому экипаж траулера «Электрон» здесь считают героями. 

Нет смысла пересказывать то, о чем много раз писалось. Хочется просто заострить внимание на том, в том момент, когда капитан траулера Валерий Яранцев принял решение уходить от погони норвежской береговой охраны, моряки заменили старый потрепанный флаг на новый. Это говорит о том, что наш русский дух жив!

Интриги здесь пресекаются быстро и становятся явными. Однажды, после встречи в одном местном банке, где я объяснял банкирам несостоятельность их финансовой политики в закрытых территориальных образованиях с учетом того, что главным акционером их банка являлось правительство Норвегии, не прошло и пяти минут, как мне на телефон позвонила вице-губернатор и поинтересовалась, зачем я лезу в это дело. При этом, как позже выяснилось, у банка не было с ней прямого контакта. Морские же юридические дела могут завести так далеко, что холодный субарктический климат придется резко поменять на субэкваториальный климат Гонконга или Британских Виргинских островов. Могу сказать однозначно: «Тот, кто сможет эффективно управлять Мурманской областью, с учетом ее внешнеполитического положения, сможет управлять и Россией!».

Северный Кавказ.

Во времена СССР на карте имела место быть Чечено-Ингушская АССР. Справедливо, и оправдано со всех точек зрения сегодня Чечня и Ингушетия существуют раздельно, так как реально чечено-ингушский союз существовал только на карте. Я не хочу писать отдельно о каждой из этих республик – хочется показать в чем разница между ними чисто в восприятии их со стороны.

Прилетая в Грозный и садясь в такси, сразу становится ясно, кто здесь главный – это таксист, который вас везет в гостиницу. Он в курсе всего и он решает все вопросы.

И вообще, зачем вам сюда еще летать – вот он готов представить все ваши интересы, он вхож всюду, достаточно переодеться из спортивного костюма и уличных тапочек, согласно указу Главы Республики. Запрещающего посещать в таком виде государственные учреждения. Подъезжая к Площади Дружбы народов, в центре которой стоит памятник борцам революции Николаю Гикало, Асланбеку Шерипову и ГапуруАрхиеву, чудом уцелевшего в ходе чеченских войн, огибая его по круговому движению, далее путь лежит на проспект Путина.

Но тут происходит событие, по которому понятно, что главный здесь не тот, кто вас везет. Путь преграждают грозные бородатые полицейские с автоматами и пристегнутыми подствольниками. Дале со стороны заводского района на проспект Путина въезжает кортеж черных Порш Кайенов, все с номерами «кра». Чтобы было понятно: кортеж – это машин пятьдесят примерно. Поэтому ждать приходится немало, пока вся эта вереница вольется в проспект. Но надо отдать должное мудрости охраны: опасаться бывает есть чему, и кортеж может оказаться пустым, а Кадыров Рамзан Ахматович, спокойно проедет другой дорогой на ладе калине. Но, далеко не всегда. Как ни странно, президент Ингушетии подвергался нападению чаще, и один раз злоумышленники почти не добились цели, но он упорно продолжал действовать по-старинке, перекрывая трассы, делая зеленый коридор для прохода кортежа. Прилетать в Ингушетию и ехать в Магас на такси вообще не следует, если только вы не прилетели самостоятельно осмотреть Магас и улететь обратно.В остальных случаях, вам просто не позволят взять такси: за вами пришлют самую крутую машину, насколько это возможно, или близкого человека, если вы тоже достаточно близкий, и понтами вас не удивить. Вам не дадут заплатить за гостиницу – и сделают все возможное, чтобы у вас получилось, то, что вы задумали, но если на это есть добро Всевышнего. Кто представляет Всевышнего – это может быть кто угодно, главное чувствовать – высоко в горах иначе быть не может.Есть в этих республиках нечто общее: и там, и там вам не дадут поучать кого-либо и гнуть свою линию. Но в обоих случаях можно добиться своей цели, но разными путями. Для того, чтобы вы могли отстаивать вашу точку зрения и быть услышанными среди ингушей, за вас должен кто-то поручится. Ингуш обмануть не может, каждое его слово подкреплено кровью предков. Если вы его подведете, его просто перестанут серьезно воспринимать, а вам лучше больше не появляться в Ингушетии, ибо у него обязательно есть братья и сестры и, подводя его, вы подвели всех их. Какая бы правильная и гениальная у вас идея ни была, если у вас не будет рекомендации – с вами никто разговаривать не будет вообще или воспримут ваше вещание, как белый фон.

Отстаивание точки зрения, особенно профессиональной, среди чеченцев- это весьма интересная процедура, к которой стоит подготовится. Каким бы профессионалом вы ни были – вы никто, если вы не нохча. Поэтому вам нужен ретранслятор. Например, вы юрист. Заранее наведите контакты в каким-нибудь адвокатом или уважаемым юристом чеченского происхождения, практикующим за пределами республики. Таких много. Среди чеченцев есть не только боевики, но и уважаемые ученые, архитекторы, юристы, в конце концов – нефтяники. Да и офицеров достойных Республика дала немало. Но особенность есть особенность. Обычно, выслушав вашу точку зрения чеченец начнет звонить профессионалам чеченцам, чтобы они подтвердили так это или нет. Они же всегда сначала поставят ваши слова под сомнение, ибо профессионал никогда не воспринимает все на слух, да еще и по телефону. Но для звонящего это имеет другой эффект – он начинает задумываться, а не обманываете ли вы его. Все дело в том, что вы не нохча, значит вам до конца доверять нельзя, особенно, если вы не мусульманин – значит иногда вы потребляете спиртное, от которого может помутняться разум. Если вы еще и выпили в присутствии собеседника, то ваша миссия провалена в принципе. Чтобы не получилось такой ситуации, надо найти партнера-чеченца, сделать его вирусоносителем своей идеи, а он уже будет доносить ее до адресата. Чтобы понять, насколько правильно он ее доносит, рекомендую купить чеченско-русский разговорник 1983 года. Для понимания язык несложный – говорить без посторонней помощи вы вряд ли научитесь. 

Применительно к власти, то конечно в Ингушетии она ближе к народу, можно сказать власть – и есть народ. И если президент не понравился народу, то он становится заместителем Министра обороны. В Чечне власть – это опричнина, все остальное – земщина. Два разных мира, почти никогда между собой не пересекающихся.

Каждый, кто хоть немного приближен к элите, старается носить черный танковый костюм и развесовку, даже в лютую жару. 

В ресторанах Магаса или Назрани вас обслужат наравне со всеми остальными. В Грозном вас обслужат после того, как будут обслужены  люди в черных развесовках.

Можно сравнить в подобной математической пропорции Грозный и Магас с Дубай и Абу-Даби, где Грозный – это Дубай, а Магас – Абу-Даби.
В Ингушетию можно приехать и отдохнуть, например, в горах. В Чечне отдохнуть не получится.

Ведение дел тоже имеет свой отпечаток. Если вы сотрудничаете в чем-то с ингушами и, вдруг, в вашем бизнесе появятся проблемы, которые обязательно приведут к уменьшению финансовых благ, то в Ингушетии отнесутся к этому с пониманием: главное, чтобы вы не сдавались и продолжали бороться – вам даже чем могут – помогут. В Чечне решат сразу, что вы их кидаете… И объяснений и долгих лекций с участием «ретранслятора» не избежать.

В Ингушетии самое главное – это не то, чтобы вы с кем-то договорились, а чтобы сами ингуши договорились и нашли взаимопонимание между собой. Если в этой части консенсуса не будет – на деле можно сразу ставить жирную точку. Восток – дело тонкое.

Ингушские башни

Я бы еще написал про Республику Коми, но повторяться не хочется –я уже достаточно много об этом писал в цикле статьей «Нефть Коми», который еще ждет своего продолжения.

Автор материала

Приемная редакции «Момент Истины» работает 24/7
Написать письмо
Колумнисты
Сейчас читают