Курс валют:
USD 76.0155   EUR 91.7507 
Официальный сайт Момент Истины
о редакции

Русский экологический проект. Чистое небо, свежий воздух, светлые мысли

Дата публикации: 05.03.2021
Автор: Радостев Игорь,
Редактор: Островский Николай
Русский экологический проект. Чистое небо, свежий воздух, светлые мысли

Интервью с лидером движения В. Токаром.

Беседа всегда идет легко, когда собеседники говорят на одном языке. К сожалению, вопрос взаимопонимания — это главный краеугольный камень, не дающий прийти к согласию российскому обществу на протяжении многих десятилетий. Порой одни и те же слова мы слышим совершенно по-разному. В спорах и выяснении отношений мы очень часто не замечаем главного и обескураженно удивляемся тому, как внезапно пришла беда. Но, самое интересное, что приходит она не из неожиданного места, а оттуда, где давно тлеет в ожидании своей порции кислорода, чтобы вспыхнуть всепоглощающим пламенем.

Спросите у любого раввина из-за чего разрушен Второй храм, и вам ответят: «Из-за беспричинной ненависти среди самих евреев». Это правда! После того, как из-за алчной и бездарной политики Римского Прокуратора Иудеи Гессия Флора на земле обетованной случилось восстание, вошедшее в историю, как «Иудейская война», вопрос прибытия римских легионов для его усмирения ни у кого сомнений не вызывал. Два года понадобилось Титу, чтобы привести легион к стенам Иерусалима. У евреев было предостаточно времени, чтобы подготовится к такой встрече. Но когда Тит подошел к стенам Вечного города, он обнаружил, что внутри его идет своя гражданская война, а храм осажден своими же евреями. Тит лишь поставил точку. Этот пример является укором для каждого еврея на протяжении тысячелетий. Все свои беды, включая даже холокост, евреи воспринимают, как божье наказание за вражду между собой. Но даже им, просто необходимо иногда поднимать голову и оглядываться по сторонам — ведь этот пример истории не буквален — он показателен для всех и для всего. Главный храм для каждого человека — это семья, а главная Родина — это наша планета, Земля. Относясь к ней неуважительно, мы опять искушаем Бога.

Обо всем об этом и о нашем будущем мы беседуем с Василием Токаром — лидером движения «Русский Экологический проект».

И. Радостев. Василий, я уже имел честь писать о движении, где было упомянуто название «Российский экологический проект». Сегодня мы в беседе все чаще используем слово «русский»… Так все-таки, как правильно: Российский или Русский?

В. Токар. Я понимаю, о чем, в действительности, вопрос — вряд ли он просто о названии. Дело в том, что экология никогда не станет частью нашей политики или даже частью нашей жизни, пока не станет нашей культурой. А главным источником культуры является опыт предков — то есть, наша история. В названии «Российский Экологический проект» много пафоса и не слышно культуры, название выглядит слишком государственным. «Русский Экологический Проект» — более народное название, в нем есть историзм. И не надо искать в слове «русский» отзвуки национализма. Мы, как никто понимаем, что наше государство — много конфессиональное и многонациональное, у меня самого много друзей на Северном Кавказе. Но, среди множества языков планеты, кроме русского и, может быть, нескольких родственных славянских языков, мне лично известен еще один, который различает понятия «русский» и «российский» — это китайский язык. Все остальные нас зовут «рашенс», «русиш», «русо», «рус» — и никто нас не зовет чеченцами, татарами или калмыками — поэтому все мы русские, у нас есть общая Великая история и, при наличии яркой самобытности каждой народности, есть общее культурное наследие. Поэтому, мы считаем, что в наименование «Русский Экологический Проект» звучит более тепло и близко к сердцу: в слове «русский» есть история, в слове «проект» — есть будущее. Да и пора прекратить играть в эти европейские и американские толерантные игры, когда по собственной человеческой глупости нам приходится вкладывать непонятный смысл в самые обычные слова. Искусство Талейрана Шарля де Перегона состояло не в этом.

И. Радостев. Да, казалось бы простой вопрос о названии, но ответ на него дает понять, что термин «экология» вы понимаете намного шире, чем, например, ученый — эколог?

В. Токар. Несомненно. Наука экология — важная составляющая часть самой экологии, как таковой. Но, экологическое движение должно формировать принципы поведения каждого человека, общества, государства и международного сообщества. Не будет никакого смысла ни в международных соглашениях по климату, ни в каких-то мероприятиях по внедрению технологий, ни в возмущенных речах, исходящих от юных активистов, пока экология не станет привычкой, культурой, составной и неотъемлемой частью жизни каждого человека.

И. Радостев. А точки зрения политика, как должна выглядеть экология?

В. Токар. Нам необходимо отдавать себе отчет в том, что мы не исправим экологическую ситуацию на Земле, если не научимся жертвовать ради этого своими свободами. Человек долгое время весьма безнаказанно пользовался ресурсами планеты — настала пора себя принести в жертву. Пока еще такая жертва не настолько критична, как это может оказаться уже в сравнительно недалеком будущем.

И. Радостев. Ну, а если более конкретно, так сказать, на примере, можно пояснить в чем такая жертва может состоять?

В. Токар. Например, только что мир испытал на себе лишения, связанные с пандемией коронавируса. Для того, чтобы дать себе право на жизнь, мы согласились с тем, что в чем-то себя ограничили, например, мы пошли на такую меру, как самоизоляция. Самоизоляция — это самоограничение, то есть мы принесли в жертву свою свободу передвижения ради того, чтобы дать шанс продолжению жизни. Но, при этом, в основе этого жертвоприношения лежало административное властное решение. Экологическая ситуация на земле схожа с пандемией. Я не говорю сейчас о том, что ради экологии надо само изолироваться -Боже упаси! Я говорю о принципе. Мы не справимся без жестких административных решений в этой области. Пока еще можно обойтись вполне вменяемыми терпимыми мерами, но, чем дальше — тем хуже. Может быть, это парадокс истории, но, например, демократия — не помощник в этой области, так как экология может потребовать принятия не совсем популярных решений, а народ (демократия — это власть народа) следует популистским принципам. Это тяжело принять, но понять необходимо!

И. Радостев. А есть ли уже какие-то примеры в мире таких решений?

В. Токар. Да, уже такие примеры есть. Например, в Великобритании, кстати не совсем демократической стране с правовой точки зрения, принят закон в запрете эксплуатации к 2030-му году автомобилей, то есть транспортных средств с дизельным двигателем и двигателями внутреннего сгорания. Соединенное Королевство планирует к 2030-му году перейти на электромобили. Это яркий пример административного решения.

И. Радостев. Великобритания, все-таки, остров, им проще. А как быть России с ее просторами?

В. Токар. У нас есть географически и административно замкнутые территории, в которых могут быть применены особые экологические режимы. Это для начала. Например, Калининградская область является сравнительно небольшим анклавом. Есть полуостров Крым, который не анклав только благодаря мосту через Керченский пролив. Есть остров Сахалин — достаточно большая территория. Все эти территории являются самостоятельными субъектами Федерации. Можно разработать и принять программы для превращения этих территорий в особые экологические районы, в которых, например, эксплуатация, традиционных транспортных средств будет поэтапно ограничиваться. Португалия, например, запретила использовать традиционные автомобили на отдельной территории — Азорских островах.

И. Радостев. А как быть со всей остальной территорией?

В. Токар. Остальные территории надо развивать, но, если честно, я не считаю электромобиль панацеей. Увеличение парка электромобилей и переход в целом на более емкие устройства хранения электроэнергии приведет к необходимости увеличения производства самой электроэнергии. А в этой области с экологической точки зрения также не все благополучно. Поэтому, нам необходимо искать новые топливные решения — экологическое топливо, продукт сгорания которого безвреден.

И. Радостев. А с точки зрения внешней политики, как должна выглядеть политика государства в области экологии?

В. Токар. Агрессивно! Что касается экологии — нет внутренних дел какого-то государства, нет суверенитета: Земля — это наш общий дом. Нельзя вредить экологическому климату в своем государстве, не навредив соседям. Этот принцип должен быть прописан в нашей внешнеполитической и даже обороной доктрине. Более того, недопустимо спекулировать экологическими технологиями, взвинчивая на них цены. Экологические технологии должны быть общедоступными на честных, не спекулятивных, рыночных началах. Шантаж в этой области недопустим! В области экологии необходимо вести промышленную разведку и контрразведку на государственном уровне. Должны быть созданы соответствующие подразделения для этих целей в Службе Внешней Разведки и Федеральной Службы Безопасности, принята соответствующая доктрина.

И. Радостев. Весьма интересный подход. Даже опасаюсь спросить о принципах, которые должны быть провозглашены в области внутренней политики.

В. Токар. Главным бичом в области экологии внутри страны является нежелание или невозможность по разным причинам применять новые доступные технологии, которые являются более экологически чистыми. Здесь точно без административных решений не обойтись. Но, чтобы принимать такие решения необходимо наличие независимой экспертизы, как частно-государственного партнерства, которая была бы способна определять, во-первых, является ли технология новой и экологически сберегающей, во-вторых, насколько то или иной предприятие злоупотребляет своим правом уклоняясь от модернизации. Кроме того, необходимы фонды, в которые необходимо вовлекать всех, предоставляя льготы, например, в области боле мягкого режима иностранного или предоставления налоговой амнистии, которые должны будут на условиях заимствования или партнерства финансировать внедрение технологий в том случае, если предприятие само такое финансирование осуществить не может. Необходимо навести порядок с патентами и сделать отдельный реестр в области патентов экологических технологий с предоставлением особых условий изобретателям и пользователям патентов, используя налоговые рычаги. При этом, у нас достаточно государственных структур для этого, ничего нового не создавать — надо просто перераспределить и расширить функции, например, Роспатента, Росприроднадзора, Федеральной Налоговой Службы и т. д.

И. Радостев. Ну что ж, звучит вполне здраво, и я надеюсь, что все вами сказанное получит практическое продолжение и будет не только звучать здраво и способствовать оздоровлению того, что нас окружает и нас самих. И последний вопрос: когда ожидать официальную декларацию ваших программных целей?

В. Токар. В самое ближайшее время она появится — мы усиленно над ней работаем.

И. Радостев. Ну что ж, с нетерпением, ждем. Спасибо за интервью, всего вам хорошего и удачи!

В. Токар. И вам чистого неба и свежего воздуха.

Информационный портал Момент Истины является открытой дискуссионной площадкой. Мнение колумнистов и приглашенных гостей студии может не совпадать с позицией Редакции.

Автор материала
Источники материала
Есть что сообщить по данной теме? Свяжитесь с редакцией hello@moment-istini.com
Приемная редакции «Момент Истины» работает 24/7
Написать письмо
Колумнисты
Сейчас читают

Новости

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15