Курс валют:
USD 88.0206   EUR 96.0371 
Официальный сайт Момент Истины
о редакции

Русско-Польская Хазария

Дата публикации: 01.06.2023
Автор: Радостев Игорь,
Редактор: Островский Николай
Русско-Польская Хазария

Три брата охотились вместе. Но, однажды, каждый решил пойти своим путем: Чех пошел на юг, Рус пошел на восток, а Лех пошел на север. Лех, дойдя до места, где наткнулся на орлиное гнездо и которое ему очень понравилось, понял, что именно тут его дом, его гнездо. Он решил, что останется и основал на этом месте поселение Гнезно (Гнездо). Конечно, это легенда. Легенда очень древняя. Эта легенда использовалась многими польскими историками в своих трудах, и, в частности, Евсея Гречены, которого я никак не могу назвать историком с независимым историческим взглядом. Вся историческая наука Польши, так или иначе, какой бы вопрос она не освещала, непроизвольно затрагивает вопросы влияния со стороны восточного соседа – Руси, Русского царства, Российской Империи, СССР, России. Ну что ж, братья все-таки. При этом, стоит обратить внимание, что братьев было три – Лех, Рус и Чех. Укра среди них не было! И не могло быть! В то время, когда Лех основал Гнезно, Киев уже существовал. В 1982 году в СССР отпраздновали 1500 лет со дня образования Киева, при этом, многие историки настаивали, что праздновать надо было 2700-летие. Правда находится где-то по середине.

Образование польской государственности относят к 940 году, годом генезиса древнерусского государства считается 882 год. По самым минимальным оценкам Киев тогда уже находился в возрасте около 400 лет. Дата образования древнерусского государства – 882 год, это и есть год захвата Новгородским князем Олегом Киева. А кто же там жил? Неужели древние укры? Доподлинно известно, что в десятом веке там имелась иудейско-хазарская община. Возможно, она была там и в девятом веке. Но, так или иначе, это могли быть таинственные хазары, которые появились из ниоткуда и сгинули в никуда в историческом пространстве. Впервые поляне, то бишь поляки, вмешались в дела русичей, которые к тому времени уже находились в Киеве во времена Святополка Окаянного.  Вплоть до воцарения Федора Михайловича на царство, земли московские не давали покоя ляхам. Потом бумеранг вернулся, и уже Российская Империя наложила руку на Польшу, правда, как правило, совместно, то с пруссаками, то с немцами.

Украина была всегда на окраине, либо русичей, либо полян. Тот этнос, который зародился на этой территории – это, однозначно, результат кровосмешения «потомков» братьев Руса и Леха. Это хорошо прослеживается в лингвистической составляющей. На разных исторических этапах, украинцев воспринимали либо, как недорусских, либо, как недопляков. Это очень благодатная почва для произрастания ростков нацизма. Именно исторически обиженные народы становятся жертвами идеологии собственного превосходства, либо над всеми, либо над какой-то определенной нацией. В любом случае, это нацизм. Истрия России и Польши – это история обид и недоумений. И Украина является зеркальным отражением этой странной истории. Междоусобицы, которыми так гордились поляки, привели к безвластию, что стало причиной того, что в конце восемнадцатого века Польша прекратила свое существование, как государство, будучи разделенной между Российской Империей и Пруссией. В начале девятнадцатого века, впервые использовав обиду угнетенного народа, Наполеон провозгласил независимость Польши. В Армии Наполеона, вторгшейся в Россию в 1812 году, Польский легион был самым многочисленным, превышающим по численности саму французскую армию. Одержав Победу над Наполеоном, Российский Император Александр Первый, прозванный Восстановителем Монархий, включил Польшу в состав Российской Империи, дав ей очень широкую автономию и поставив на ключевые посты даже тех, кто вчера состоял в польском легионе французской армии. Более того, Польше было разрешено иметь собственную армию и Конституцию, которой в самой Российской Империи не было. В «благодарность» после смерти Александра Первого и воцарения Николая Первого, поляки подняли восстание. Николай Первый поступил так, как должен поступить жесткий правитель, радеющий за престиж государства: восстание подавил, Конституцию упразднил, польскую армию распустил. Еще он ввел таможенную границу, но не на долго. Вскоре, экономические препятствия для хозяйствующих субъектов были устранены. В таком виде Польша существовала вплоть до 1917 года. Есть мнение историков, что Польша никогда не была более счастлива, чем в это время. Надо отметить, что судьба поляков в составе Российской Империи схожа с судьбой финнов. Но в центре Хельсинки стоит памятник Александру Второму, возродившему деятельность парламента Финляндии, которая, также, как и Польша, была в составе Российской Империи. Годы правления Николая Первого и Александра Второго пришлись на первую половину и середину девятнадцатого века. Для сравнения: в США четыре миллиона человек в этот период были рабами, в Индии шло Синайское восстание, также известное, как Первая война за независимость Индии, юг колониальной Африки раздирали англо-бурские войны. Представляете, как бы сейчас хорошо жилось племенам юга Африки, если бы их колонизировали русские. Максимум, чтобы они сделали плохого – научили бы пить водку. Впрочем, это мы сделали позже.

Именно в Польше в период ее нахождения в составе Российской Империи появились такие понятия, как «свободная экономическая зона». Одна из таких существовала в городе Лодзь. Наместник Российского Императора Великий князь Константин в 1860 году объявил Лодзь промышленным городом, дав ему ряд преференций, необходимых для развития промышленных предприятий. Как ни странно, но именно в российский период в Лодзе была построена самая большая и красивая на территории Польши синагога, сожженная нацистами в 1940 году. Но, поляки, при все при этом чувствовали себя угнетенными, вели кружковую деятельность, направленную на создание независимой Польши. Хотя, именно в этот период Польша дала России такие имена, как блистательные военные Феликс Круковский и Адам Ржевуский, агроном Михаил Яновский, будущий основатель ВЧК-ГПУ Феликс Дзержинский, будущий Маршал Советского Союза Константин Рокоссовский, великий ученый Константин Циолковский, композиторы Михаил Глинка и Игорь Стравинский. Этот список можно продолжать достаточно долго. Мир знает этих людей, как выдающихся российских и советских деятелей, хотя все они были поляками. И это нисколько не унижает нашего, русского, достоинства. Мы умеем уважать достойных людей. Так, несмотря, на то, что великий (не побоюсь этого слова) политик польского происхождения Збигнев Бжезинский служил интересам нашего идеологического противника в Холодной войне, он пользовался и пользуется уважением у российских политиков, и ставится в пример молодым дипломатам. Чем же так был угнетен польский народ? Ответ на тот вопрос можно, конечно, искать среди исторической мысли и монографий, но, наверное, самый яркий ответ находится в воспоминаниях самих поляков, состоявших на службе Российской Империи. Так, офицер армии Его Императорского Величества Николая Первого РишардБолеславский пишет, что, окончив юнкерское училище по первому разряду, он справедливо рассчитывал получить должность командира эскадрона, но эта должность была отдана менее успешном воспитаннику, но – русскому. Надо сказать, что такие притеснения (но никак не угнетения) имели место в Императорской армии и не только армии. Но и сама армия, и опять же – не только армия, пестрела далеко не русскими фамилиями: Тотлебен, Клюки-фон-Клюгенау, Шмидт и т.д. И тем не менее, масса нерусских по происхождению фамилий вошли в историю России, а вместе с ней и во всемирную историю.Сегодня очевидно, что недовольство Польши подстегивалось извне, и вполне понятно кем. Туманный Альбион всегда искал и находил кого-то, чьими руками он старался ослабить роль России в мировых процессах. Сначала, это была Турция. Практически все русско-турецкие войны прошли либо с подачи Англии, либо с ее участием. После окончания Наполеоновских войн влияние России было очень велико, и нужен был новый инструмент доставления России беспокойства. Этим инструментом стала Польша. Йозеф Пилсудский первые свои средства на подрывную деятельность внутри России, направленную на создание независимой Польши, получил у японцев, накануне русско-японской войны. Да, свободолюбивым полякам, познавшим демократию одними из первых в мире, было тесно под двуглавым орлом. Это правда, что степень уважения в разных слоя общества Польши была намного выше, чем в Российской Империи: любая посудомойка была «пани», ровно, как «пани» была и ее работодательница. Но именно поэтому и была широкая автономия. Нельзя сказать, что царское правительство ничего не ведало о стремлениях поляков. Начиная Первую Мировую войну, привлекая в ряды российской армии поляков, Николай Второй обещал независимость Польши в случае победы в войне.На деле получалось так, что зачастую поляки стреляли друг в друга, находясь в противоположных окопах. И подобное повторится и позже, уже во Вторую Мировую. Очень скоро территория Польши была оккупирована Германией, а Россию поразил кризис революций 1917 года. Но даже не кризис революций стал губителен, а стремление со стороны Керенского привить российскому обществу демократическую вакцину. Демократия, которая когда- то погубила Польшу, теперь, как ржа, разъедала Россию. Ни о какой победе в войне уже не было и речи. В этой ситуации польскую карту разыграли австрияки и немцы. В 1916 году, когда главные успехи русских войск 1915 года были уже позади, Австро-Венгрия и Германия создали Королевство Польское. В австро-венгерской армии создавался польский легион. Однако, верные присяги российские офицеры и солдаты польского происхождения, до плачевно известного Приказа № 1 Керенского продолжали исполнять свой долг в составе Российской армии. После же выхода вышеупомянутого приказа, растоптавшего все основы армии, польские части стали организовано переходить на сторону противника. Эти переходы порой занимали достаточно много времени, а ход событий в России развивался стремительно. Так за очень короткое время Российская армия превратилась в Рабоче-Крестьянскую Красную армию, а поляки стали – белополяками. Тем не менее, мечта поляков сбылась, Польша стала независимой. Большевики, вдохновленные идеями мировой революции и опьяненные успехами на фронтах, полагали, что пролетариат Польши их несомненно поддержит. Но полякам независимость была дороже – именно из этих противоречий и началась советско-польская война. Первая война на территории Европы, в которой не было правил, не было мирных жителей, но были концлагеря и бесправие военнопленных. За двадцать один год существования независимой Польши, до ее немецкой оккупации в 1939 году, Польша не имела дружественных соседей, а градус русофобии зашкаливал. В 1925 году после событий, вошедших в польскую историю под названием «Майский переворот» Пилсудский фактически становится диктатором. Ровно, как сегодня проходят марши в Украине под знаменами Степаны Бендеры, так в те времена, в Польше проходили марши в форме польских легионеров наполеоновской армии. Генеральный Штаб РККА именно Польшу видел главным врагом и потенциальным противником в грядущей войне. В этом он почти не ошибался. Примечательно, что в 1940 году выходит в свет малоизвестная вторая часть «Дяди Степы» Самуила Яковлевича Маршака, которая издавалась единожды в 1940 году. Она рассказывает о том, как Дядя Степа, будучи мобилизованным в армию, ведет войну с Польшей. Удивительное произведение, как оно подходит к сегодняшнему моменту:

«Я готов служить народу,

Нашим братьям, землякам,

Чтоб навечно дать свободу

Батракам и беднякам.

Я возьму сегодня в бой

Пограничный столб с собой,

И он в землю будет врыт,

Где мне Родина велит».

Наступают наши части,

Отступает, польский пан.

Мы несём с собою счастье

Для рабочих и крестьян.

Занят Львов, и взято Гродно,

За спиной бойцов Столбцы.

Мощной силою народной

В бой бросаются бойцы.»

Поляки часто критикуют тех, кто потешается над их упрямством, которое выражалось в средние века в таком интересном правовом инструменте, как «либерум вето». Многие историки считают, что именно этот инструмент стал причиной бесконечных польских раздоров. И, хотя эта правовая норма была давно отменена, дух ее царил в польском обществе и, конечно, в польском парламентаризме, и, наверное, его отголоски до сих пор имеют место. Суть польского «либерум вето» заключалось в том, что любой член сейма мог заблокировать (наложить вето) на любое решение сейма и даже на решение польского Короля. Польский Король, хоть и был Королем, но его избирали. Речь Посполитая была выборной монархией. Для того, чтобы наложить вето, члену Парламента достаточно было встать и сказать: «Не позволям!». Мы же, русские, должны благодарить это польское упрямство, иначе, Вторая Мировая война для нас обернулась бы гораздо большей трагедией. Польша не просто так совместно с Германией и Венгрией поучаствовала в разделе Чехословакии. В результате этого раздела к Польше отошла Тешинская область. Напомним, что Венгрия была союзнической страной фашисткой Германии, и активно участвовала в боевых действиях, в том числе, на территории СССР. Польша на тот момент была такой же союзницей и всерьез собиралась напасть на СССР совместно с Германией, Венгрией и Румынией. Между Германией и Польшей был подписан соответствующий Договор. Стоит отметить, что такой же Договор был подписан между Польшей и Румынией, и которого Румыния придерживалась даже тогда, когда Польша исчезала под ударами Вермахта, интернировав польских военных. Так почему Гитлер решил не соблюдать договор с Польшей? Да потому что она сказала «не позволям». «Не позволям» строительству железной дороги с особым экстерриториальным статусом из Рейха в Данциг через Польский коридор. Услышав на свой запрос ответ «не позволям», Гитлер просто решил это самый коридор ликвидировать. Конечно, Германия является главной виновницей в развязывании Второй Мировой войны, но многие историки, в том числе, Александр Солженицин, сходятся во мнении, что главным катализатором войны была политика Польши. Мечта о независимости Польши сменилась мечтой о Великой Польше. Пилсудский этого и не скрывал. На запрос Врангеля о совместных действиях против Красной России, Пилсудский ответил, что им, полякам, этого не надо, они со стороны с удовольствием посмотрят, как русские уничтожают друг друга.

Расстрелы польских офицеров, совершенные в Медном Тверской области, Катыни под Смоленском и в Харькове в 1940 году наполнили до краев чашу ненависти к русским. Правда ни один русский даже не представляет, сколько жизней и при каких обстоятельствах унесла польско-советская война. И никто не задумался над тем, что СССР интернировал около 350 тысяч польских военных, а расстреляно было 21 857 человек. Почему не всех? Позднее, в 1942 году в СССР был сформирован польский корпус под командованием генерала Андерса, полностью оснащен и экипирован. Сталин предложил Андерсу занять позиции в Сталинграде. За поляков вступились те самые англичане. Сталин был не в той ситуации, чтобы ссорится с англичанами из-за поляков: весь корпус был выеден в Иран под английское командование и в боевых действиях участия почти не принимал. Позже в СССР по инициативе польских офицеров, не захотевших уходить в Иран, было сформировано «Войско Польское имени Тадеуша Костюшко», хоть этот самый Тадеуш в свое время особо отличился в борьбе против Российской Империи. Это воинское формирование на половину состояло из граждан СССР польской национальности, потомков поляков из тех времен, когда Польша была частью России. Именно эти поляки бок о бок с русскими дошли до Берлина. Так почему расстреляли тех 21 857 человек? Сталин являлся членом Реввоенсовета при Тухачевском. Он-то знает, как поляки вели ту войну. Думаю, что реально НКВД сумело выявит в огромной массе интернированных реальных военных преступников, участвовавших в Советско-польской войне 1918-1920 годов, а также, бывших царских жандармов. Конечно, в духе НКВД подозрение могла быть приравнено к доказательству, но тем не менее… И главное: это были люди, от которых собственное Правительство отвернулось, попросту предав их и сбежав в Лондон, а сами они на тот момент после интернирования не являлись гражданами Польши – не было уже такой страны, они были гражданами СССР. Справедливости ради стоит отметить, что в составе Вермахта не было польского легиона, как, например, латышского или эстонского. Но много поляков, в том числе, интернированных Румынией и Германией продолжили свою службу в Вермахте. Яркий тому пример – Йозеф Туск, дедушка Дональда Туска, бывшего до 2014 года премьер-министром Польши, в последствие заседавшем в Европарламенте. Сам Дональд Туск, кстати, историк по образованию, а дипломная работа его посвящена – Йозефу Пилсудскому. Беспроигрышный вариант для польского политика. Поляки помнят и чтят Пилсудского, как ярого борца с проявлением всего русского. А вот, благодаря кому они могут и сегодня наслаждаться красотами древней польской столицей – Краковым, они забыли. Бомбы ФАБ существовали уже во время войны, а сам Краков был заминирован немцами. Только ценою жизней советских бойцов удалось его сохранить, практически, в первозданном виде. Краков советские войска брали без участия авиации и артиллерии. Уверен, что, как нашлись те, кто не захотел с армией Андерса уходить в Иран, так и найдутся те, кто не забудет, кто положил свои жизни ради польского культурного наследия. А пока, памятник Маршалу Коневу – демонтирован. Я уже говорил, что поляки – очень рьяные католики. Иоан-Павел Второй, до интронизации – Кароль Йозеф Войтыла, был первым в истории Римской католической церкви Папа Римский – не итальянец. Поляки приняли христианство по латинскому образцу в 960 году. Русичи приняли христианство в Православии в 988 году – почти одновременно. Главной чертой христианства, которая отличает его от любой другой конфессии – это отношение к Богу, как к Отцу. Мы называем Бога – «Отче наш», мы называем друг друга «братья и сестры» - мы считаем себя детьми Бога, которых он создал по своему подобию. Сама по себе такая постановка обязывает к взаимной любви и прощению – ведь, если ты ненавидишь своего брата, ты, в первую очередь, огорчаешь своего Отца.История взаимоотношений русских и поляков показывает, что есть истинная Вера – ведь, если детям Божьим свойственна ненависть, значит что-то не так с их Верой. И с другой стороны, русские, которые простили и прощают всем и вся. Для меня это одно из явных доказательств несостоятельности католицизма.

Впрочем, немцы поступили с поляками с юмором, угнетая и уничтожая их руками украинцев. В том самом Кракове формировались первые украинские части Вермахта перед вторжением в СССР. Украина имела те же посылки нацизма и фашизма, что и в Польше с той лишь разницей, что власти СССР этого не замечали. Но тому, что творили украинские националисты во Львове в 1941 году, ужаснулись даже немцы. Главным образом, досталось полякам и евреям. Президент России сказал, что русские и украинцы – это один и тот же народ. Это справедливо лишь в краткосрочной ретроспективе – общим этапом истории. Главная проблема Украины в том, что украинцы в том виде, в котором этот этнос понимают все, кто говорит об Украине – это далеко не однородный народ. Народ, как правило, объединяет идея. Украинцы, вышедшие из Галиции – это дети Первой мировой войны и жертвы польского насилия, чья злость оказалась живучей и более сильной, чем «всеукраинская» идея. Эту злость не разделяют на Востоке. По сути, есть три Украины: русская Украина, польская Украина и галицийская Украина. Сегодня Украина – это зеркальное отражение Польши. Юридически, Украины уже нет. После принятия Закона о статусе польских граждан на территории Украины, польская полиция имеет право следить за правопорядком и проводить полицейские мероприятия на территории Украины, граждане Польши имеют право служить чиновниками и судьями, занимать выборные должности. В Польше принят закон, уравнивающий в правах польских и украинских граждан. По сути – это интеграция. Украина сегодня де-факто – это территории Польши с широкой автономией, примерно такой же, какой обладала Польша в составе Российской Империи при Императоре Александре Первом. Не де-юре, но де-факто, Украина – член НАТО. Раздел Украины, подобно имевшем место в истории разделам Польши, устроит и Россию, и Евросоюз, так как в нем будет участвовать ее член – Польша, а Украина, по сути, не участник конфликта, а его инструмент. И это принесло бы долгожданный мир. Но и не только мир, а еще и новый мировой порядок, в котором, увы, нет места англосаксам. Для англосаксов Украина, также, как когда-то Польша – это инструмент дестабилизации и воздействия, как на Россию, так и на Евросоюз. Потеря сегодня этого инструмента приведет к потере влияния на Европу в целом. Похоже, они чувствуют, что такой сценарий вполне возможен, поэтому нащупываются альтернативные места: нагнетается ситуация с выборами в Турции, снова пробуется на прочность Сербия, усиливается давление на саму Украину в проведении устрашающих акций на территории России. Главный итог конфликта уже можно подвести: и те, кто управляют Украиной, как инструментом конфликта и Россия ошиблись в ожиданиях. Главной целью провокации России на вооруженное вмешательство в дела Украины было дестабилизация внутренней ситуации и смещения действующей власти на более либерально настроенную по отношению к США – что-то, вроде Ельцинской России. Именно с этой целью общество в преддверии конфликта подогревалосьдвижением Навального. Но в действительности, эффект получился обратным. Да, многие действующей властью сегодня недовольны, но не потому, что она недостаточно либеральна, а потому, что она слишком либеральна по отношению к врагу. В России сегодня если и может произойти смещение власти, то не в пользу таких, как Навальный, а на более жесткую и решительную команды профессионалов, которая будет быстро и четко разбираться с проблемой Украины. И в этом случае, высокоточное оружие выйдет из моды. Таким образом, украинцам надо молиться, чтобы этого не случилось. Россия тоже явно ошиблась в ожиданиях, войдя в Украину 150-тысячным контингентом, не проведя мобилизации, что говорит о том, что воевать там всерьез мы и не собирались. Сегодня, по классификации Ленина, мы (это весь мир) имеем империалистическую войну – войну за сферу интересов. Такие войны, как показывает история, не заканчиваются на поле боя, какими бы ни были кровавыми бои. Эти войны закачиваются революциями и сменами режимов. Вряд ли в сложившейся обстановке можно говорить о революционных настроениях в России и вряд ли можно рассчитывать на пророссийский переворот в Украине. А вот на польский переворот – вполне. Под лозунгом «Мы – поляки», украинцы могут заставить действующую власть войти в состав Польши и положить тем самым конец кровопролитию. Но в таком конце всегда останется кто-то обиженный. При таком раскладе – это галицийские украинцы и англосаксы.

Повторное раскачивание лодки, как это уже было в истории, может привести мир к более глобальной катастрофе. Избежать ее можно только одним способом – не делать вид, что проблемы нет, ее надо решать в зародыше, объединив усилия даже вчерашним врагам. Иначе, следующие цивилизации будут ломать головы, что это были за люди и куда они делись, не деля нас на русских, поляков, украинце или хазар.

Информационный портал Момент Истины является открытой дискуссионной площадкой. Мнение колумнистов и приглашенных гостей студии может не совпадать с позицией Редакции.

Автор материала
Источники материала
Есть что сообщить по данной теме? Свяжитесь с редакцией hello@moment-istini.com
Главные новости
Приемная редакции «Момент Истины» работает 24/7
Написать письмо
Колумнисты
Сейчас читают

Новости