Курс валют:
USD 63.4536   EUR 68.7710 
Официальный сайт Момент Истины
о редакции

РУССКО-ТУРЕЦКИЙ ГАМБИТ

Дата публикации: 23.01.2020
Автор: Радостев Игорь,
Редактор: Евгений Бедный

Начало 2020-го года действительно было богатым на события. Убийство Сулеймани, политическая реформа в России, реакция Ирана, сбитый украинский боинг – за всей этой информационной завесой события, связанные с Ливией, прошли абсолютно незаметными и явились миру, как луч, просочившийся сквозь облака «успехом российской дипломатии». Никто не спорит -успех! Но, давайте отдадим должное всем участникам сложного «шахматного турнира».

Давайте начнем с конца, отматывая солидно уже замотавшийся клубок, чтобы понять, что такое Ливия сегодня и насколько значимы те события, которые почти остались за кадром. 12 декабря 2019 года ТАСС сообщает, что «командующий Ливийской Народной армией Хафтар объявил о начале решающей битвы за Триполи». 25 декабря 2019 президент Турции Эрдоган, поддерживающий Переходной Национальный Совет Ливии во главе с Фаизом Сараджем, против которого воюет фельдмаршал Халифа Хафтар, стоящий во главе Ливийской Народной армии, буквально взорвался криками гнева, которые сильно напоминали истерию, царившую в ФРГ в 80-е года XX-го столетия, запомнившуюся фразой: «Русские идут!». Казалось бы, причем тут русские, да и причем тут Эрдоган? Это очень существенный момент, но о нем чуть позже.

Пока вернемся к сути. Истерика Турции на тему русской угрозы в связи с ливийской тематикой была не нова. Просто Турцию услышали. За долго до этого истерить начал Переходной Национальный Совет Ливии. В сентябре 2019 года в соцсетях появилось сообщение Переходного Национального Совета, что быстрое взятие города Сирт войсками Ливийской Народной Армии, родного города Муаммара Каддафи, было возможно только благодаря активному участию в войсковой операции российской ЧВК. Ничего, собственно, удивительного во всем выше сказанном нет, если бы не «победа русской дипломатии». Привлечение наемников для Ливии – явление обычное. Сам Муаммар Каддафи держал в стране наряду с национальной армией подразделения наемников, главным образом, из Судана. Обращение к русскому военному опыту тоже не вызывает никакого удивления, так как Халифа Хафтар – окончил курсы «Выстрел» в подмосковном Солнечногорске, учился так же на командных курсах в Академии имени Фрунзе и, как многие офицеры ливийской армии, прекрасно говорит на русском языке. На «истерику» Эрдогана в связи с эскалацией конфликта в Сирии Президент России Владимир Путин официально заявил: «Возможно там есть россияне, но они не представляют Россию, они не финансируются из бюджета России». Другими словами, Президент России сказал, что, возможно, в Ливии есть российские граждане, совершающие уголовное преступление, предусмотренное ч.3 ст. 359 УК РФ. Эрдоган – человек восточный, как и мы – он прекрасно понимает, что в России ничего не делается без ведома того, кто потом может об этом дать комментарий. Уверен, каждый из нас тоже это прекрасно понимает. Но исторически мы привыкли жить, делая вид, что мы – дураки. И в этом – наша сила! Мир тоже уже постепенно к этому привыкает. Турция отреагировала тем, Парламент этой страны 4 января 2020 года, санкционировал право Президента Турции о направлении в Ливию регулярных турецких войск. В ответ на это Хафтар объявил о тотальной мобилизации для «отпора иностранной интервенции». Вот только вдумайтесь в происходящее? И если Россия – не при чем, то почему именно Россия представляет позицию Хафтара в мирных переговорах? Только потому, что Хафтар говорит по-русски и учился в России? И почему в противовес Частной Военной компании Эрдоган может послать в Ливию регулярные части? Чтобы понять это, надо вернуться в 2011-й год.

Лидер исламской революции Муаммар Каддафи провел экономическую реформу в начале 90-х, необходимость и причина которой была абсолютно та же, которая нанесла смертельный удар по Советскому Союзу – глобальное падение цен на нефть. До этого момента Ливия существовала, как страна – рантье, продавая нефть и распределяя блага от такой продажи всему населению. Это то, что Лидер Ливийской революции называл – Джамахирия, то есть власть народа. Советские специалисты, кому довелось работать в Ливии говорили: «Пока мы у себя строим коммунизм – Каддафи его уже построил в Ливии». Справедливости ради стоит отметить, что путь, которым шел Ливийский лидер, отличался от марксистского пути – Каддафи строил коммунизм с Кораном в руках, несмотря на то, что официальный ислам иначе, как на еретика, на него не смотрел. Путь, которым он вел за собой ливийский народ, сам он называл «Третья мировая теория», которая была им подробно изложена в программной работе – «Зеленая книга». Зеленая Книга затрагивала широкий круг аспектов государственного и общественного строительства, начиная с государственного устройства, экономической политики и заканчивая – аспектами внутрисемейных отношений. Из-за падения цен на нефть, в результате, как нам теперь это известно, операции США в рамках «Холодной войны», направленной на развал Советского Союза, существенно пострадала и экономика Ливии. В связи с этим, Муаммар Каддафи предпринял экономические реформы, очень напоминающие Новую Экономическую Политику Ленина.

Однако, политических изменений Каддафи не планировал. НЭП был свернут Сталиным. А ливийский НЭП продолжал жить, но, чтобы быть последовательным – надо было проводить и политические изменения. А это для Каддафи было недопустимо. Думаю, что маниакальное ненависть к мировому империализму, выразившиеся в точечных боевых акциях, стоящих на одной грани с терроризмом, была вызвана именно тем, что в начале 1990-х, Каддафи увидел, насколько эффективна и безнаказанна может быть экономическая диверсия. Возможно, именно и в связи с этим, в 2011-м году Каддафи объявил о предстоящей нефтяной реформе, результатом которой с его же слов, мог возникнуть некоторый временный хаос, где-то в течение двух лет. Реформе не суждено было осуществиться. В 2011-м началась гражданская война, при активном участии иностранных военных, присутствие которых в рядах ливийской оппозиции официально подтверждено. Во всяком случае, участие военных Катара – доказано и признано. Катар – активный член ОПЕК, один из крупнейших производителей нефти. В 2011-м году Катар еще не взял курс на диверсификацию экономики, подобно ОАЭ, и, во многом, зависел от цен на нефть. Военнослужащие ОАЭ также присутствовали в Ливии. На тот момент с Ливией, живущей почти в коммунизме, можно было расправиться двумя способами: развязать там гражданскую войну, спровоцировать ее на необдуманные действия, привлечь внимание США, как всемирного полицейского или тем же способом, каким справились с СССР, в котором роль стран Персидского региона была не последней. Но, второй путь нефтедобывающим странам был крайне не выгоден. Более того, оставляя Каддафи свободу действий, они прекрасно понимали, что падать начнет каждый пятый самолет авиакомпаний «Катар» или «Эмирейтс». Так как США в любом случае имели планы на Ливию, то в ход был пущен первый сценарий. Ливийцы, многие получавшие образование за пределами Ливии за государственный счет, были знакомы с «благами» прозападных цивилизаций и именно сбой в работе идеологического механизма при отсутствии политических изменений, отход от классических религиозных принципов ислама,  обеспечивающих сосуществование разно племенного ливийского общества легли в основу антигосударственной реакции. Это, что сегодня может быть использовано против Ирана.

Дальнейшие события освещались широко: бомбардировка коалиционных сил, убийство Каддафи. Далее – скупые сообщения о гражданской войне, но ко и с кем воюет? Ошибочно считать, что теракты, произошедшие в Тунисе в 2015-м году, ответственность за которые взяло на себя исламское государство (организация, запрещенная в России) были отголосками гражданской войны в Ливии. ИГИЛ действительно присутствует в Ливии, но, как самостоятельная сила, вероятно залезшая туда в поисках дополнительного источника финансирования и, в связи с этим, целью которой является бессистемная дестабилизация общей обстановки.

Поэтому в основе гражданской войны в Ливии противостояние с ИГИЛ – не основополагающее. Вот тут и становится ясно, что «успеху нашей дипломатии» в 2020 году предшествует «ошибка», сделанная в 2011-м, в основе которой лежит отсутствие понимания процессов гражданской войны в Ливии. Справедливости ради, следует отметить, что ошибка эта сделана не только Россией. Но Белоруссия, например, ее не делала. Дело в том, что факт падения режима Каддафи неразрывно связывают с его убийством. А это далеко от истины. Ливийская народная армия в целом сохранила верность своим идеалам, она не разбежалась подобно армии Ирака – она продолжала сражаться и продолжает это делать сегодня. Конечно, факты имели место быть разные. Например, бегство двух истребителей на Мальту, но все эти случаи – единичны. В целом Ливийская Армия, сформированная при старом режиме, несмотря на потери, сохраняет свою боеспособность. Многие западные СМИ, чтобы запутать окончательно ситуацию, подразделения Ливийской народной армии называют повстанцами, а Халифа Хафтара – самопровозглашенным фельдмаршалом. Это также далеко от истины. Но все это стало возможным, и, как ни странно, юридически правильным в виду того, что в 2011-м году 139 стран ООН, среди которых была и Россия признали Переходной Национальный Совет (ПНС), во главе которого встал Фаиз Саррадж – легитимной властью в Ливии с передачей ПНС места Ливии в ООН. Фаиз Саррадж при Каддафи имел портфель министра. Для Халифа Хафтара Саррадж – предатель. Вот, собственно, еще почему переговоры идут тяжело, и стороны категорически отказываются садится за один стол, действуя через посредников. Но, по иронии судьбы, статус Сарраджа – официальный, а статус Хафтара – повстанец. И вот почему со стороны Хафтара воюет иностранные ЧВК, а Сарраджа могут защищать иностранный войска в целях наведения «конституционного порядка».

Но почему именно Турция должна наводить этот порядок и почему Россия при таких обстоятельствах должна поддерживать именно Хафтара. Начнем с России. Россия Горбачева и Ельцина, действуя ненамеренно, из-за своей беспомощности, не предала, пожалуй, только сербов. Поддерживать Сарраджа с нашей стороны равносильно предательству ливийского народа. Кроме того, начавший свое триумфальное движение при активной иностранной помощи, режим Сарраджа показал, что без нее он абсолютно беспомощен. Целью формирования ПНС было приведение страны к политической стабильности посредством демократических преобразований, в частности, - проведения выборов. До настоящего момента реализация этих планов, не смотря на периодические обещания Сарраджа с озвучиванием конкретных дат, далека от воплощения в жизнь. Само течение гражданской войны до начала 2019-го года не было открытым двусторонним противостоянием. Ливийская армия периодически усмиряла межплеменные конфликты, которые возникали бессистемно, и боролась с ИГИЛ. И лишь в начале 2019-го Хафтар объявил о походе на Триполи. С Учетом того, что заявление о мобилизации из его уст прозвучало только в январе 2020 года, и было сделано в ответ на решение турецкого парламента, то в поход он пошел с регулярными силами, не проводя дополнительных мобилизационных мероприятий (как я уже замечал, использование наемников для Ливии – традиционно). Теперь второй вопрос – участие Турции. Понятно, сейчас все разведут сейчас руками и скажут: «Так там же нефть, Турция и сирийскую нефть активно покупала у ИГИЛ». Не только нефть! Еще и газ. Моральное право Турции тешить свои имперские исторические амбиции, на мой взгляд, тут на заднем плане. Да, Ливия в прошлом – часть Османской Империи. До 1911-го года – абсолютный и зависимый доминион Турции, после Первой мировой – итальянская колония, после Второй мировой – под протекторатом Великобритании, затем королевство во главе с первым и единственным королем Идрисом I, которого уже сверг Каддафи при активной помощи Египетских спецслужб. При этом, переворот случился, когда Идрис I находился в Турции на лечении, и после которого он бежал в тот же Египет, где в последствие и умер. Вот так все запутано и связано. Турция в 2011-м году активно включилась в ливийские процессы, как говорится, на тихих лапах. Мы в это время активно окучивали родной русскому сердцу Кипр, на шельфе которого был найден газ, разрабатывать который начал Российский ГАЗПРОМ. Кто в это время бывал на Кипре, помнят, как привлекала своим видом огромная буровая платформа, которая собиралась в порту Лимассола. Примерно, в это же время российские корабли, еще до сирийского кризиса, активно посещают Лимассол, российских моряков можно увидеть во многих супермаркетах. Дело в том, что в это же время в территориальные воды Кипра периодически начинают наведываться военные корабли ВМС Турции. Турция до сих пор Кипр не признает. В Турецкой Республике Северного Кипра присутствует турецкий военный контингент. Турция рассчитывает откусить кусок от кипрского газового пирога, в связи с чем заключает с легитимной властью Ливии в лице Сарраджа соглашение о морских территориальных границах в Средиземном море. Насколько оно законно сточки зрения международного права? На мой взгляд – незаконно. Но существует же Земля королевы Мод, которую Норвегия считает своей территорией, не соглашаясь с международным правом в отношении Антарктиды.

Но такой сценарий развития событий мог иметь место до 2015-го года. Развитие его в последующей перспективе я категорически отвергаю. В 2015-м году тихие никакие русско-турецкие отношения становятся громкими плохими после того, как Турция сбила наш самолет над Сирией. В отношении Турции вводятся экономические санкции. Далее происходит попытка военного переворота в Турции. Этот переворот не стал переворотом, а именно попыткой во многом благодаря тому, что Россия делится с Турцией имеющейся у нее информацией и неожиданно поддерживает Эрдогана. Итогом переворота становится укрепление власти Эрдогана, аресты большого количества военных в Турции и пропажа нескольких военных вертолетов. Отношения между президентами двух стран становятся более, чем доверительными – вспомним, как они общались на Международном Авиакосмическом салоне в подмосковном Жуковском. Южный поток становится Турецким потоком, и Турции уже и не нужен этот кипрский газ, который еще и извлечь надо. Турция покупает российские зенитно-ракетные комплексы С-400. 

Трудно себе представить, что активно общающиеся президенты случайно упустили ливийский вопрос и допустили в нем какую-то несогласованность действий, которая при первом невооруженном взгляде, могла привести к открытому боестолкновению. Именно этого, испугалась Европа, и активно стала аплодировать России, когда та выступила посредником на переговорах по Ливийскому вопросу. Вот именно в этот момент мы уже наблюдали то, что журналисты назовут «успехом российской дипломатии».

Чего же хочет Россия? Все просто: если не снятие, то смягчение санкций…  Россия сейчас живет строго за счет внутренних инвестиций, главным образом - бюджетных. Количество банкротств зашкаливает. В этих условиях наша экономика подобна сжатой пружине, и держится за счет административных барьеров.  То, что делать бизнес в России стало труднее, признают все. В тоже время, открытие российского рынка для инвестиций в создавшихся условиях, может сделать сверхдоходными. Добиться желаемого результата можно либо вернув Крым, либо усилив роль России в глобальной политике и ослабив ее основного оппонента. Крым – наш! А противостояние России и Турции для Европы – страшно. Только-только с турецким потоком разобрались, а тут на тебе еще… Ливия в этом контексте, выглядит, как инструмент России и Турции.

Что же будет с Ливией? С учетом того, что с одной стороны – легитимные предатели, а другой стороны – сохранившие верность своим идеалам «повстанцы», а также, в связи с тем, что Россия и Турция не собираются ссориться из-за Ливии (а де-факто, думаю, и не собирались), то вряд ли удастся сохранить ее целостность.

Тем более, что Ливия исторически неоднородна. Она состоит из трех главных провинций: Триполитании – на западе, Киренаики -на востоке и Феццан – на юге.

Феццан, кстати, тоже особый случай, ибо находится в интересах Франции в связи с примыкающими к нему Чаду и Судану.  Война и началась с Киренаики, номенклатура которой немного ущемлялась Каддафи. В целом Ливия – это огромные пустынные территории, которые полноценно контролировать в принципе невозможно. Думаю, что в скором будущем, подобно Судану или Югославии, мы станем свидетелями образования двух или большего количества Ливий. Как это было в 2011-м году, уверен, вопросов с международным признанием, в отличие от других известных случаев – не возникнет. Этому будет предшествовать серьезная разъяснительная работа. Если все, что я предположил (а это не больше, чем предположения) будет реализовано, то создаться весьма уникальный прецедент – по сути масштабная политическая игра будет сделана руками русских «наемников». Назовем пока их так. Возможно, во внутреннем российском законодательстве на этот счет, нас тоже ждут изменения.

Автор материала

Места действия и организации: Россия, Турция, Ливия, Иран
Приемная редакции «Момент Истины» работает 24/7
Написать письмо
Колумнисты
Сейчас читают