Курс валют:
USD 63.8881   EUR 70.4111 
Официальный сайт Момент Истины
о редакции

Суд Чувашии: стрельба холостыми

Дата публикации: 22.02.2019
Редактор: Островский Николай

Редакция «Момента Истины» уже рассказывала про депутата городского собрания, отца четырех детей Евгения Андреева, который проходит обвиняемым по крайне запутанному и странному уголовному делу о покушении на убийство вместе с Сергеем Шалагиным. 

Эта история началась, когда волонтер благотворительного фонда «Уральский доброволец» Сергей Шалагин из Екатеринбурга потребовал у бизнесмена Евгения Скворцова (в материалах дела — потерпевший) из Чебоксар 50 000 рублей, пытаясь запугать того выдуманной историей о  том, что его якобы заказали.  А позже выяснилось, что Сергей Шалагин получил «заказ» на слежку за Скворцовым.  Волонтер Шалагин должен был выяснить, как бизнесмен Скворцов обналичивает свои денежные средства, и какие коммерческие связи он имеет. 

Тут важно отметить, что Скворцов на тот момент имел многомиллионный долг перед своими учредителями.  За что, кстати, оказался под следствием по ст.160 ч.4 за мошенничество и растрату денежных средств. А дальше история развивается почти по сюжету кинофильма «Брат» — Сергей Шалагин  для осуществления «заказа» решил использовать старый обрез 16-го калибра с холостым патроном. 

Сергея Шалагина задержали сотрудники УФСБ по Республике Чувашии, но для того, чтобы ведомство обратило внимание на такого «опасного» преступника, нужно чтобы кто-то на него «навел». По-другому система в стране, увы, не работает. И такой человек нашелся:  бывший сотрудник  УФСБ по Чувашии Василий Кошкин, который занимался своеобразным курированием фирм бизнесмена Евгения Скворцова. Делу придали  всероссийский масштаб, за раскрытие дел такого статуса положено вручать ордена и медали. Однако вместо этого прежнего руководителя УФСБ по ЧР Сергея Сафронова срочно перевели на другую работу,  а раздутое  уголовное дело и медали, похоже, под вопросом.

Чудеса обвинения

Вернемся к суду. По уголовному делу обвинителями выступают работники прокуратуры Чувашской Республики. Нужно признать, что прокуроры в комплексе с сотрудниками УФСБ заставят признать вину кого угодно. Но интереснее в данном деле поведение сотрудников ведомства перед присяжными. Особенно их монологи и различные показания о преступлении. У каждого свидетеля стороны обвинения свое видение произошедшего. Например, сотрудник УФСБ по Чувашии Александр Яковлев рассказал, как Шалагин во время  захвата (длился около минуты),  якобы целился в потерпевшего, а он, как мог, ему мешал стрелку сделать выстрел, хотя Шалагина скрутили трое сотрудников. При этом  на глаза ему была натянута спортивная шапочка, а сам он лежал под двумя здоровыми чекистами, пытаясь освободиться от обреза, который выпал у него из-под куртки. 

А сам потерпевший Скворцов целый час рассказывал, как смотрел смерти в лицо. Более того, после выстрела мимо него пролетела дробь — только вот в суде обвинение забыло представить ее. К слову, эксперт во время баллистической экспертизы наотрез отказался  исследовать сам факт холостого выстрела!

Председатель суда и обвинитель выводы экспертизы, естественно, поддержали. 

Версия защиты

Адвокаты подсудимого донести аргументы до присяжных могут с трудом. «Мистическим» образом председатель суда и обвинитель делали все для того, чтобы саботировать работу защиты. Говорить про какие либо равные возможности  и наличие соревновательного процесса сторон не приходится. Как только сторона защиты заявляла любые ходатайства по поводу экспертиз, тут же  следовал немотивированный отказ. 

И дело не только в баллистической экспертизе… Как сообщается, судебное разбирательство превратилось в цирковое представление. Так, судья Курышев категорически не разрешил независимому эксперту государственного экспертного бюро №111 МО РФ из Самары Игорю Гузару зачитать перед судом присяжных экспертное заключение, в котором содержится вывод: почерк в записке (улика) не принадлежит подсудимому Андрееву, хотя  сторона защиты по закону имела на это полное право, что предусмотрено УПК РФ. 

Свидетели защиты, в отличие от потерпевшей стороны, выступали обстоятельно, при необходимости предъявляя документальные доказательства. Но, видимо, суд устраивает лишь театральная игра стороны обвинения.

Грехи Скворцова

Чтобы избежать голословности, редакция уточняет. Господин Скворцов — типичный представитель русского «бизнеса». Предположительно, на счету операции по обналичке миллионов рублей, неоприходованные средства учредителей, неуплаченные налоги, серые схемы при покупке и продаже техники, притворный долг в 142 миллиона рублей, кредитором которого была собственная жена Евгения Скворцова Лариса Ваганина. Решать, конечно, присяжным и суду, но очевидно, что такой темной личности, как Скворцов, доверять опасно, — что уж там говорить о показаниях по делу и «покушении». 

Свидетели рассказали, как учредители требовали у Скворцова подробного финансового отчета, но вместо этого, тот ловко провоцировал их на ссору — возможно, с целью подать против них иски. Однако многочисленные заявления ничем закончились. О чем убедительно поведал свидетель Владимир Миронов, а также как и почему возникло напряжение в отношениях бизнесмена Маркова  и Скворцова. Почуяв неладное, Евгений Андреев решил продать свои активы, тем более что в 2015 году ему срочно понадобились деньги на лечение жены за границей.

Значительно хуже обстояли дела у Александра Маркова, который стал единоличным владельцем ООО «Нива» и двух злосчастных карьеров. После чего Марков перевел офис предприятия в Екатеринбург — с мечтой о продаже песчаных карьеров  хоть кому-нибудь. Выходит, мотива «заказать»  Скворцова у Маркова не было — ибо кто тогда отдаст долги? Не было мотива «заказать» Скворцова и у депутата Андреева, который свои активы удачно продал, за исключением невыплаченного остатка в 2 млн. рублей по судебному решению.

Но у следствия, прокуратуры и УФСБ по ЧР свой взгляд. Как кажется участникам процесса, на сегодняшний день перед обвинением стоит серьезная задача: доказать, что депутат Евгений Андреев, который является образцовым отцом и чиновником, уж очень хотел смерти бизнесмена Скворцова. Та же самая история и Сергеем Шалагиным, который для обвинения оказался очень удобной кандидатурой «козла опущения», который зачем-то пошел на убийство с холостым патроном и обрезом. 

На данный момент суд переходит к финальной стадии рассмотрения дела. Осталось лишь ознакомление с материалами дела, прения сторон, последнее слово подсудимых… Возможно, редакции «Момента Истины» удастся обратить внимание общественности на столь занятное судебное разбирательство. Суд в теории должен быть объективным, а представители обвинения не должны быть замечены в дружественном знакомстве с «потерпевшим». 
«Момент Истины» продолжает следить за развитием событий.


Сейчас читают