Курс валют:
USD 77.7325   EUR 85.7389 
Официальный сайт Момент Истины
о редакции

Татарский предприниматель обвиняет министра промышленности республики Альберта Каримова в рейдерском захвате крупного завода металлоизделий

Дата публикации: 21.02.2020
Редактор: Островский Николай
Татарский предприниматель обвиняет министра промышленности республики Альберта Каримова в рейдерском захвате крупного завода металлоизделий

Бизнесмен утверждает что инструментом «отжатия» бизнеса стал «Сбербанк», саму операцию крышевали высокопоставленные силовики, а в результате регион лишился рабочих мест и производства.

Учредитель и бывший генеральный директор ЗАО «Казанский завод металлоизделий» Айрат Амиров обратился в рубрику ПАСМИ «Сообщить о коррупции» и на цифровую платформу «За бизнес», чтобы вынести историю рейдерского захвата своего предприятия на федеральный уровень. Попытки предпринимателя разобраться в ситуации с помощью республиканских правоохранительных структур дали неожиданный результат: все дела по его сообщениям о преступлениях закрыли, а он сам оказался под уголовным преследованием.

Заявления о криминальном банкротстве и рейдерском захвате предприятия, поданные им в МВД по Республике Татарстан, региональное управление СКР и республиканскую прокуратуру остаются без рассмотрения. А обращения в федеральные структуры возвращаются для в правоохранительные и надзорные структуры Татарстана, где в итоге списываются в архив в районном подразделении УМВД по Казани.

По мнению Амирова, причина в том, что один из бенефициаров отъема бизнеса — заместитель премьер-министра Республики Татарстан Альберт Каримов, которого использовала в своих интересах бывший бизнес-партнер Амирова.

Несуществующий ныне «Казанский завод металлоизделий» до 2016 года был успешным и рентабельным. ЗАО «КЗМИ» входило в десятку крупнейших предприятий России в своем сегменте — выпуск торговой и лабораторной металлической мебели. На заводе работали 150 человек, а годовой оборот составлял 500 млн рублей.

История успеха началась в 2002 году: Айрат Амиров создал предприятие с нуля и взял на себя все производственные вопросы. Партнерство бизнесмен предложил Лидии Евграфовой — она стала финансовым директором. Пакет акций предприятия Амиров и Евграфова разделили между собой в равных долях.

Конфликты между соучредителями начались в 2014 году. Налоговая проверка выявила факты вывода денежных средств предприятия путем заключения фиктивных сделок. По данным Амирова, хищения совершали финансовый директор ЗАО «КЗМИ» Лидия Евграфова и ее дочь — Екатерина Евграфова. Деньги выводились на расчетные счета «обнальных» фирм. Гендиректор завода Владимир Блинов хищениям не препятствовал.

В итоге все трое уволились со своих постов. Кроме того, Лидия Евграфова отказалась от управления акциями и подарила весь пакет сыну своего покойного мужа Альберту Каримову, который в то время был председателем совета директоров индустриального парка «Химград» в Казани.

«Участие Каримова стало неприятным сюрпризом. Я не знал, что ожидать от этого человека, — рассказал Амиров корреспонденту ПАСМИ. — После того, как Каримов получил акции, к управлению заводом он не подключился, зато попытался сменить состав совета директоров, чтобы отстранить меня от управления предприятием».

Этого сделать не удалось, и тогда Каримов предложил основателю завода выкупить у него акции. «От предложения Каримова я отказался, поскольку терять свой завод не хотел. Думаю, этого упорства он мне и не простил. Но понял я это позже. А в 2015 году история нашего партнерства закончилась тем, что Каримову предложили пост министра торговли и промышленности в правительстве Татарстана. Акциями владеть он больше не мог, в сентябре я выкупил весь его пакет за 15 млн рублей, а в ноябре он получил должность», — пояснил Айрат Амиров.

Спустя пару месяцев у Амирова начались проблемы со «Сбербанком». Кредит почти на 68 млн рублей «Казанский завод металлоизделий» получил в марте 2012 года сроком на пять лет. Поручителями были Айрат Амиров и Лидия Евграфова.

Деньги понадобились на покупку итальянского станка, аналога которого в России не было. Проблем с платежами тоже не было вплоть до конца 2015 года, когда все российские коммерсанты почувствовали последствия иностранных санкций и отечественного кризиса. Понимая, что ежемесячные платежи в размере 1,4 млн рублей на какое-то время стали неподъемным грузом, Амиров пошел к руководству казанского отделения «Сбербанка», чтобы договориться о реструктуризации долга.

«Переговоры со мной вели сотрудники Сбера — Лилия Матвеева и Алексей Иванов в присутствии моего юриста Руслана Рамазанова, — рассказал предприниматель. — Мне обещали провести реструктуризацию оставшегося на тот момент долга. Подписать соглашение планировалось в начале 2016 года».

Но устные договоренности между учредителем завода и представителями банка так и не были оформлены документально. При этом, завод уже с января 2016-го снизил ежемесячные выплаты. По словам Амирова, по телефону его успокаивали, что проблема исключительно в бумажной волоките, по сути же вопрос можно считать решенным, и предприниматель может не переживать из-за долгов по кредиту. Все это время завод выпускал продукцию, а Айрат даже приобрел еще один станок, полагаясь на реструктуризацию.

А в конце марта Сбербанк выдвинул бизнесмену ультиматум: если Амиров не выплатит единовременно весь остаток задолженности в 21,5 млн рублей, то «Сбербанк» инициирует банкротство завода. Внести единовременно без ущерба для производства требуемую сумму коммерсант не смог, и в мае 2016 года кредитная организация подала в суд иск о банкротстве.

«Понимаете, я работал со Сбербанком до этого 20 лет, и мы решали все вопросы. Я прекрасно знаю условия сотрудничества с этой кредитной организацией. У банка в залоге было имущество предприятия более чем на 160 млн рублей. К тому же, по условиям кредитного договора я имел право в досудебном порядке по согласованию с банком продать находящийся в залоге станок и погасить кредит. Покупатель предлагал за него 45 млн — вдвое больше остатка по кредиту, но банк отказался согласовать продажу», — прокомментировал ситуацию Амиров.

По словам бизнесмена, изменение позиции банка вызвано просьбой инициаторов банкротства завода, которые преследовали цель захватить весь бизнес Амирова. Организатором этого захвата Амиров считает своего бывшего финдиректора Евграфову, которая действовала при поддержке мощного административного ресурса со стороны получившего высокую должность Каримова.

Первое сообщение о преступлении Амиров написал на Лидию и Екатерину Евграфовых. В основу этого заявления легла проверка налоговой инспекции 2015 года, которая выявила фиктивные сделки на поставку комплектующих к оборудованию, которые заключали Евграфовы. Деньги по мнимым договорам выводили на подставные фирмы, а затем обналичивали. Ущерб по этим сделкам, по подсчетам Амирова, составил порядка 47 млн рублей.

В июле 2016 года по заявлению было возбуждено уголовное дело в отношении неустановленных лиц по ст. 159.ч.4 УК РФ «Мошенничество в особо крупном размере» Расследование вело Главное следственное управление МВД по Республике Татарстан, которое возглавляет Владимир Изаак.

Это дело следственные органы прекращали восемь раз, но возобновляли расследование по требованию прокуратуры республики Татарстан. В итоге, в июне 2019 года уголовное дело все-таки прекращено за отсутствием события преступления.

Второе заявление Айрат Амиров написал по фактам кражи его имущества с территории предприятия, которое после введения конкурсного производства находилось под контролем конкурсных управляющих Диляры Минисламовой и Олега Хитрова. Бизнесмен считает, что в ходе банкротной процедуры с завода похищено имущество, которое не было включено в инвентаризационную опись арбитражного управляющего и принадлежало лично ему. Стоимость пропавших активов коммерсант оценивает в 30 млн рублей.

Уголовное дело по данному заявлению было возбуждено в марте 2018 года по ст. 158 ч. 4 УК РФ «Кража» также в отношении неустановленных лиц. Расследование вело следственное управление УМВД России по Казани, которое возглавляет Рустем Садыков.

«Следователи делали все, чтобы виновные лица не были привлечены к уголовной ответственности. Предварительное следствие фактически не проводилось, а осмотр места преступления осуществили только спустя несколько месяцев после возбуждения уголовного дела», — прокомментировал ход расследования Амиров.

Расследование уголовного дела по факту кражи собственности Амирова неоднократно приостанавливалось, ввиду «отсутствия лиц, подлежащих привлечению в качестве обвиняемых», хотя Амиров прямо указывал на личности подозреваемых.

Попытки Амирова привлечь к ответственности организаторов криминального банкротства и лиц, сопровождавших процедуру, пока не принесли ожидаемых результатов. Но неожиданные последствия всё же есть — Амиров сам стал фигурантом уголовного преследования.

Уголовное дело по ст. 196 УК «Преднамеренное банкротство» возбудили в апреле 2019 года. Амирову вменяют, что в 2016 году под видом договоров аренды он перевел на себя часть имущества завода, чем ухудшил его финансовое положение. Заявление на Амирова написали конкурсные управляющие Диляра Минисламова и Олег Хитров, которых, напомним, ранее бизнесмен обвинил в причастности к краже его имущества.

Примечателен и тот момент, что следователь Роберт Мингатин, который в апреле 2019 года вынес постановление о возбуждении уголовного дела против Амирова, ранее вел расследование по заявлению самого Айрата о хищениях на заводе путем мошенничества и вынес пять постановлений о прекращении уголовного дела, которые в последующем были отменены как незаконные.

«Арбитражный управляющий Диляра Миннисламова еще в 2016 году лично провела анализ финансового состояния завода-должника и составила для арбитражного суда отчет о том, что признаков преднамеренного банкротства не имеется. Конкурсным управляющим Олегом Хитровым в марте 2019 года составлен отчет о том, что требования залогового кредитора полностью удовлетворены. В таких случаях речи о преднамеренном банкротстве, цель которого — уход от выплат по долгам кредитору, идти не может», — заявил адвокат Амирова Наиль Хисматуллин.

Амиров считает, что заявления конкурсных управляющих являются заведомо ложным доносом. Тем более, что судебная финансово-аналитическая экспертиза также подтвердила способность юридического лица в полном объеме удовлетворить требования кредитора.

Между тем, обвинение Айрату Амирову до сих пор не предъявлено — с момента возбуждения уголовного дела он уже 10 месяцев находится в статусе подозреваемого.

«Я могу предположить, что у следствия нет оснований предъявлять ему обвинение. На практике, если дело возбуждается в отношении конкретного лица, то уже на стадии возбуждения следователь знает, что он предъявит ему обвинение, и это происходит максимум через месяц», — пояснил адвокат.


Места действия и организации: Сбербанк, ЗАО Казанский завод металлоизделий
Приемная редакции «Момент Истины» работает 24/7
Написать письмо
Колумнисты
Сейчас читают