Курс валют:
USD 82.6282   EUR 89.0914 
Официальный сайт Момент Истины
о редакции

Тупицина Алина Ивановна

Дата публикации: 15.06.2020
Автор: Капитонова Яна,
Редактор: Островский Николай
Тупицина Алина Ивановна

84 года 1936 года рождения, Кунцево

Мы с интересом слушаем воспоминания тех людей, которые воевали на фронтах. Их, к сожалению, остается все меньше и меньше. Но и интересно так же поговорить с теми, кто в те годы был ребенком. Мы неожиданно для себя, узнаем, что они пережили в те страшные военные годы, и рассказывают они нам про свою войну, какой они ее знают и помнят.

Дети войны не любят вспоминать войну. Ведь надо иметь мужество и волю, чтобы растормошить затянувшиеся душевные раны. Их детская память отметит, наверно, не самое важное, возможно, просто мелочи, пустяки. Но это — память сердца.

Сначала я увлеклась ролью корреспондента: заранее придумала и записала на листе бумаги то, о чем буду спрашивать «свою героиню» Алину Ивановну Тупицину. Когда начала по телефону задавать первый вопрос, я заметила, что Алина Ивановна удивилась моему официальному тону, но уже через минуту я поняла, что для нее эта тема слишком серьезная и подыгрывать мне она не собирается. Она ласково начала свой рассказ о родителях, о деревни, где жила, и мне уже совсем не хотелось перебивать ее.

— Началась война, когда мне было 5 лет, сестре 3 годика, брат был постарше. Еще у нас в семье воспитывался мальчик, мама его взяла из многодетной семьи своего брата. Родилась я в Иваново, а перед войной в 1938 году мы переехали жить в Ростовский район Ярославской области.

— Папу я помню очень смутно. Когда началась война, в доме все плакали и провожали отца на фронт. Мы дети мало что понимали, но понимали, что пришло нечестье. Папа Иван Васильевич Тупицин 1911 года рождения, когда уходил на фронт и нас благословил иконкой. В феврале 1942 года в возрасте 31 года папа погиб в Мценском районе на Орловской-Курской дуге.

— Я помню, что когда мы получили похоронку на отца, мама плакала каждый день и сразу же заболела. Мы дети, хоть и были маленькими, но очень сильно переживали.

— В настоящее время в той деревне Губаново стоит обелиск с высеченными именами погибших. Среди этих имен есть имя моего отца.

— Жили в войну мы очень тяжело. Бабушка у нас умерла, мама работала за троих. Мы учились и ходили в школку за два километра: каждый день мы проходили в школу и из нее домой по четыре километра, только зимой нас возили на колхозных санях. Были сильные жуткие морозы. Очень голодно. Хлеб мы ценили, и до сих пор, мне 84 года, а я его ценю, никогда не выбрасываю, даже не даю засохнуть.

— Когда я ходила во второй класс нас послали собирать не собранный взрослыми картофель. Нас посылали его убирать уже позже сбора урожая глубокой осенью, когда стукнули первые морозы, поэтому мы и простужались. Картофель мы «выковыривали» из земли руками и носили на скотный двор кормить телят и свиней. У меня на правой руке остались отметины в виде белых пятин, это итог простуды от сбора урожая.

— Очень тяжело пережили войну. Немцев у нас в деревне не было, но мы слышали раскаты разорвавшихся бомб и мин. Страх войны остался с нами и в послевоенные годы — это был голод, нищета и уныние. Единственное, что нас детей радовало, что мы могли помогать маме. Когда отец погиб, маму положили в больницу. От бабушки осталась единственная коза. Мы ее доили и приносили маме в больницу каждый день молоко.

— В нашей школе почти у каждого ученика погибли отцы, у многих вернулись домой инвалидами. Война и у меня оставила ранение на лице. Со мной тоже случился несчастный случай с отметиной на лице на всю жизнь. В июле 1943 году пришел с войны контуженый сосед с ружьем. Мне было семь лет, в сентябре должна была пойти в школу. Когда его судили, он сказал, что чистил ружье, но на самом деле просто выстрелил в толпу деревенских детей и попал в меня. За двадцать пять километров от деревни меня привезли районную в больницу, где я пережила клиническую смерть, но меня спасли.

— Жизнь моя после войны сложилась хорошо. Закончила с отличием медицинское училище при госпитале Н. Н. Бурденко с 1962 году сорок лет я отработала в Кремлевской больнице ныне Центральная клиническая больница. В больницу работать пришла медсестрой в хирургическое отделение.

— В 1972 году на четыре года работать медсестрой нас отправили в Германию. Мне было страшно ехать, мама рыдала, приятельницы провожали, будто хоронили меня. Я не успела понять, какие меня захватили чувства, когда я «ребенок войны» приехал в Германию — нас в групповом госпитале 2-й танковой части Лихен так загрузили работой, что мы редко выходили в город. Но по торжественным случаям, когда участвовали в художественной самодеятельности или на приемах, мы встречались иногда с немцами. Они нас приветствовали дружелюбно. В Германии мы дни считали, так скучали по родине.

— Война для меня фактически закончилась, но во сне часто всплывают лица, фрагменты того тяжелого времени, что напоминает о проклятой войне. Просыпаюсь, конечно, с болью в сердце. Детство выпало нам тяжелое…..

Ребёнок войны, медсестра Центральной клинической больницы
Сильная личность, которую не сломила судьба

Конт. тел.:

+79250889333
89653164836

Информационный портал Момент Истины является открытой дискуссионной площадкой. Мнение колумнистов и приглашенных гостей студии может не совпадать с позицией Редакции.

Автор материала
Источники материала
Есть что сообщить по данной теме? Свяжитесь с редакцией hello@moment-istini.com
Приемная редакции «Момент Истины» работает 24/7
Написать письмо
Колумнисты
Сейчас читают

Новости