Курс валют:
USD 63.8881   EUR 70.4111 
Официальный сайт Момент Истины
о редакции

У Сбербанка есть черные дыры?

Дата публикации: 28.01.2019
Редактор: Островский Николай

Продолжается судебная тяжба бывшего клиента Сбербанка Александра Евстигнеева с вотчиной Германа Грефа. Используя фальшивые подписи, сотрудники банка вывели в свою пользу 320 тысяч акций ПАО, которые принадлежали Евстигнееву, на сумму 65,6 миллиона рублей. Эксперты решили разобраться, почему же пострадавший до сих пор не вернул свои деньги.

Александр Евстигнеев, руководивший крупным предприятием, всегда отличался практичностью и осторожностью. Он не попадался на уловки бесконечных финансовых пирамид в лихие 90-е. Но, к сожалению, столкнулся с потерями, фактически разорением, которое принесли не сомнительные вклады в «МММ» или «Хопер-Инвест», а самая обычная вера в надежность и стабильность Сбербанка России.

В 2005 году Евстигнеев приобрел 320 акций Сбербанка, а после передал их на хранение в депозитарий банка. Сначала все было нормально,  но за пару лет до празднования 170-летия «Сбера» работники Рузского отделения Сбербанка, где лежали эти самые акции, решили поиграть на бирже чужими акциями, а доход от торговли присвоить. Эти сотрудники, как стало известно потом, имели доступ к автоматизированным информационным системам депозитарного учета и брокерского обслуживания.

10 февраля 2009 года была исполнена первая несанкционированная заявка на продажу ста тысяч акций из портфеля Евстигнеева. Сразу после первой операции цены пошли вниз, и 18 февраля на вырученные от продажи деньги были приобретены уже 113 тысяч акций. Банкиры играли, но столкнулись с черной полосой, и череда неудачных операций привела к тому, что за несколько месяцев они проиграли 50 процентов портфеля Евстигнеева. На 1 июня 2009 года из 320 тысяч акций осталось только 160. Конечно же, Евстигнееву никто ничего не рассказал: было принято решение поступить иначе. В июне 2009 года руководитель Рузского отделения Сбербанка Галина Ницак предложила Евстигнееву передать его акции в брокерское обслуживание, чтобы те «приносили ему доход, а не просто лежали» в депозитарии.

Евстигнеев доверял руководителю отделения, поэтому согласился с ее предложением. Она представила Евстигнееву главного экономиста сектора ресурсов и ценных бумаг Лилию Муслакову, которая отчиталась в полной сохранности его акций, хотя на тот момент их было лишь 50 процентов.

Приняв предложение, Евстигнеев оказался вовлеченным совсем в другую игру, которая длилась до конца декабря 2013 года, и правила которой он выяснил уже как потерпевший по делу Муслаковой.

Из приговора суда он узнал, что несанкционированные операции с ценными бумагами и счетами клиентов были для Рузского отделения Сбербанка привычным делом. Также в отделении проводили и обналичивание сберегательных сертификатов умерших клиентов, и хищение ценностей из банковских ячеек плюс банальные кражи со вкладных счетов. Другими словами, в отделении царил беспредел.

Вероятнее всего, предлагая Евстигнееву играть на бирже, Муслакова рассчитывала, что со временем клиент сам проиграет свой виртуальный портфель ценных бумаг. Но в этом проиграла как раз она – ведь с каждой следующей «сделкой» пропасть между отчетом и действительностью только увеличивалась. И для того чтобы сократить этот разрыв, работница Сбербанка в это же время самостоятельно выставляла заявки на совершение сделок с акциями Евстигнеева. Она полагала, что ее тактика торговли окажется более эффективной, чем у клиента. В итоге ею проиграна большая часть акций, а остаток отправлен на счет ДЕПО руководительницы отделения Ницак. Как стало известно, за эту передачу акций Муслакову и приговорили к четырем годам условно со штрафом в 60 тысяч рублей. Другие эпизоды ее незаконной деятельности не вошли в уголовное дело.

К сентябрю 2010 года у Евстигнеева фактически не оставалось ни одной акции, тогда как по отчетам с июня 2009 года его портфель преумножился в 2,5 раза и продолжал стремительно расти.

Злоумышленники оказались в ловушке и не знали, что делать. По сути, у них было всего два варианта – рассказать клиенту о том, что его обманывали, или продолжать свою игру. 

В декабре 2013 года руководство Сбербанка инициировало ревизию, в ходе которой были выявлены описанные махинации. На основании результатов следственные органы возбудили уголовное дело, в которое вошло лишь несколько эпизодов. В итоге Галина Ницак осталась видным деятелем района, а Лилия Муслакова получила условный срок.

Евстигнеев узнал, что его портфель акций полностью был проигран еще в 2010 году, а отчеты Сбербанка, которые ему представлялись на протяжении нескольких лет, – подделка.

Но и на этом история не закончилась. Банк не только не принес своих извинений и не предложил компенсацию за растраченные акции, но, напротив, – предъявил к Александру иск о взыскании… всех полученных им доходов от торговли «виртуальными акциями». 

В ходе судебного разбирательства Евстигнеев заявлял о пропуске банком срока исковой давности. По факту Сбербанк должен был узнать о махинациях своих сотрудников незамедлительно, если бы осуществлял должный контроль их работы. Суд просто отклонил это заявление, удовлетворив иск банка.

Справедливости, судя по всему, пока нет. Разве можно теперь говорить, что Сбербанк – устоявшийся бренд надежности, гарантии выполнения обязательств, о чем неоднократно говорил Греф?


Места действия и организации: ПАО Сбербанк
Сейчас читают