Курс валют:
USD 64.0144   EUR 70.9023 
Официальный сайт Момент Истины
о редакции

В чем суть «крабовой войны» на Сахалине

Дата публикации: 15.07.2019
Редактор: Островский Николай
В чем суть «крабовой войны» на Сахалине

Экс-заместитель председателя правительства Сахалинской области Игорь Быстров, который сейчас находится в СИЗО Хабаровска, объявил, что начинает голодовку. Его задержали еще в мае, а недавно продлили содержание под стражей еще на три месяца. Поводом для ареста стало исполнение Быстровым поручения президента о выводе из кризиса рыбокомбината «Островной», находящегося на Шикотане.

В СКР считают, что поручение президента выполнялось «с превышением должностных полномочий» и «причинением тяжких последствий». Быстрову грозит от 3 до 10 лет лишения свободы. Но при этом, его арест многие на острове расценивают как очередной эпизод разворачивающейся здесь «крабовой войны».

По словам Быстрова, сотрудники Сахалинского УФСБ регулярно навещающие его в СИЗО, угрожают держать его в камере сколько угодно долго, пока он не даст показания на лиц, которые, утверждает бывший зампред правительства, «к поводу задержания отношения не имеют».

Ранее СМИ писали, что Игоря Быстрова задержали в мае в Санкт-Петербурге, где живет его семья, этапировали в Хабаровск и посадили в СИЗО.

По словам его супруги Ольги, повод для задержания был настолько абсурден, что муж не понимал серьезность ситуации. Речь идет об истории почти трехлетней давности, открытой и прозрачной, которая проходила на глазах у всей страны. Следователь сказал, что нужно просто его объяснение. Даже когда Быстрова задержали в СИЗО на первые 1,5 месяца, он не стал обжаловать это решение, думал, требуется время, чтобы его опросить, выяснить детали, а потом он выйдет. Также супруга Быстрова отметила, что сейчас адвокат говорит, что перспективы безрадостные. Мужа вряд ли выпустят даже под домашний арест. Продлять срок содержания под стражей могут и год и более.

Стоит отметить, что строительство рыбокомбината «Островной» на маленьком курильском островке Шикотане началось в 60-ые годы прошлого века. Предприятие быстро стало самым крупным в Союзе по переработке рыбы. Кроме того, на рыбокомбинате перерабатывали морскую капусту, камбалу, навагу, минтай, треску, скумбрию, сельдь, кальмаров и другое. Консервы экспортировали по всему миру — от Австралии до Кубы, от Индии до Латинской Америки.

В конце 80-х предприятие стало приходить в упадок, а в 1999 году на базе бывшего Рыбоконсервного Завода № 24, было создано ЗАО «Рыбокомбинат Островной». Учредители — несколько московских бизнесменов. Все было хорошо, но вся слава «Островного» в далеком прошлом. Последний раз он появился в медийном пространстве в апреле 2016 года, когда на прямой линии с президентом Путиным бывшие работники «Островного» пожаловались на многомесячную невыплату зарплаты. То, что «Островной» не самый лучший работодатель и там постоянно задерживают зарплату, на Сахалине известно давно. Руководители «Островного» предпочитали набирать работников подальше от Сахалина — везли из Бурятии, Алтая, других регионов. На прямой линии с Путиным работники предприятия рассказывали, что им не на что купить даже обратные билеты, а пока они ожидали зарплаты, с них высчитывали деньги за проживание в общежитии. Некоторые уезжали домой, так и не получив жалования.

Буквально через пару дней после Прямой линии на Шикотан с мешком наличности прилетел директор «Островного» и раздал порядка 14,2 миллиона рублей 503 своим работникам. Остальных путинщиков потом искали по стране, чтобы передать заработанное.

То, с какой скоростью нашлись деньги, подтвердило выводы следователей, возбудивших тогда же весной 2016 года уголовные дела о невыплате зарплаты и превышении полномочий. Они утверждали: руководители «Островного» имели возможность рассчитаться с работниками, но не делали этого. Таким образом на руководителей рыбокомбината завели 6уголовных дел о невыплате заработной платы, неправомерных действиях при банкротстве, злоупотреблении полномочиями, хищении средств. Бывший гендиректор Наталья Кашкарова была заключена под стражу, а затем приговорена к одному году заключения условно, а также штрафу в 280 тысяч рублей, объявленный в международный розыск учредитель предприятия Юрий Белкин заочно арестован, а гендиректор Алексей Попов после ареста выпущен под миллионный залог, а затем приговорен к выплате штрафа в размере 250 тысяч рублей.

К 2016 году завод практически умер. Задолженность перед банками достигла 1,6 миллиарда рублей, еще более 60 миллионов — неплатежи по налогам. Налоговики начали процедуру банкротства предприятия.

Стоит отметить и то, что с 2013 года на предприятии шли постоянные реорганизации, создавали многочисленные «дочки», на которые переписывалось все самое ценное. последняя из реорганизаций, проведенная бывшими собственниками, произошла 19 июня 2015 года. Тогда на базе ЗАО «Рыбокомбинат Островной» было создано ООО «Островной рыбокомбинат». Между ними были заключены договоры аренды, по которым из ЗАО в ООО перешло практически все имущество. А в ЗАО РКО остались только долги.

И вот после прямой линии и данного президентом поручения зампред правительства области Игорь Быстров начал встречаться с собственниками квот «Островного», убеждая продать их новому руководству рыбзавода, чтобы комбинат смог возобновить работу. Через 2 года это же стало поводом для возбуждения уголовного дела по статье «Превышение должностных полномочий с причинением тяжких последствий». Фигурантом дела стал ныне пенсионер, а в прошлом заместитель председателя правительства Сахалинской области, курировавший вопросы рыбохозяйственного комплекса, Игорь Быстров.

В постановлении на обыск сказано, что Быстров И. М. под предлогом обеспечения бесперебойного функционирования ЗАО «Рыбокомбинат Островной» и вывода его на безубыточное производство стратегическим инвестором Каном О. К., являвшимся фактическим руководителем значительного количества организаций по добыче, переработке и реализации водных биологических ресурсов на территории Сахалинской области, решил превысить свои должностные полномочия и, явно выходя за их пределы, понудить владельца ЗАО «Альбакор» и ООО «Восход ЮК» передать указанные организации с закрепленными за ними квотами на добычу водных биоресурсов, ранее принадлежащих ЗАО «Рыбокомбинат Островной», лицам, подконтрольным Кану О. К.

СМИ писали о том, что показания на Быстрова дали Юрий Кулиш, как бывший собственник компании «Восход ЮК», и Лукьян Соломко, которому Кулиш к тому времени продал «Альбакор». Они заявили следователям, что Быстров угрожал, что если они не продадут свои квоты, то он направит в их компании проверки, в том числе и от правоохранительных органов, они найдут там нарушения и квоты бизнесмены все равно потеряют. В результате Кулиш продал свою компанию за 18 миллионов рублей, хотя, по его словам, рыночная стоимость ее на тот момент составляла 56 285 000 рублей.

Лукьян Соломко «Альбакор» продавать отказался, однако тоже, по его словам, пострадал: якобы инвесторы, услышав о проблемах компании, отказались давать обещанные ранее 25 миллионов рублей на строительство цеха по переработке морепродуктов.

Адвокат Игоря Быстрова Василий Иванов утверждает, что это абсурдные обвинения. Абсолютно непонятно, откуда взялась цифра в 56 миллионов рублей. При этом адвокат отмечает, что в этом деле очень много странного.

СМИ пишут о том, что задержание Быстрова в политических и бизнес-кругах Сахалина сейчас одна из главных тем. Никто не считает, что целью действий силовиков является сам бывший зампред. Его арест и решение продлить заключение под стражей на три месяца воспринимают как то, что от Быстрова ждут показаний на других.


Сейчас читают