Курс валют:
USD 63.8487   EUR 70.5975 
Официальный сайт Момент Истины
о редакции

Консулу Республики Сербии отказали в поручительстве за Нумана Байрамовича

Дата публикации: 31.07.2019
Главный редактор: Гнеушев Евгений Николаевич

Редакция Момент Истины уже рассказывала о грядущем международном скандале из-за деятельности краснодарского суда. Напомним, что заседание по делу основателя ООО «АЛК++ Company» Нумана Байрамовича, апелляция откладывала трижды. А сегодня, стало известно, что Краснодарский краевой суд отказался освободить гражданина Сербии под личное поручительство консула Республики Сербия в России Милана Живковича.

Как сообщили адвокаты предпринимателя Федор Трусов и Алексей Тепцов, суд второй инстанции оставил в силе решение Октябрьского районного суда Краснодара о продлении бизнесмену срока ареста до 10 месяцев. Беспредел в здании Краснодарского краевого суда продолжается. Защитники назвали отказ изменить их клиенту меру пресечения и происходящее по его делу «абсурдом».

«Почему абсурд? Например, даже при предыдущем продлении помещения под стражу господина Байрамовича та же апелляция исключила из текста постановления о продлении стражи суда первой инстанции формулировку «продолжит заниматься преступной деятельностью», — рассказал Федор Трусов. — В этот раз следователь даже в своем ходатайстве о продлении срока стражи не указал этого основания, но теперь суд первой инстанции сам по своей инициативе этот довод написал в своем постановлении, а апелляция оставила это без изменения».

Ранее поручителем Байрамовича готов был стать президент Международной ассоциации исламского бизнеса Марат Кабаев — отец олимпийской чемпионки Алины Кабаевой. Эту просьбу суд также отклонил. Очевидно, что представителям суда никак не хочется заниматься этим делом. Ведь, рассмотрение дела откладывалось трижды!! Зато слова консула Республики Сербия в России Милана Живковича о том, что он лично готов выступить поручителем в качестве альтернативы помещения под стражу и что сербский паспорт Байрамовича он не выдаст последнему без согласия российского следователя и суда, прокурор привел такой аргумент: «А какие у нас гарантии?». 


Сейчас читают