Курс валют:
USD 63.5788   EUR 70.3881 
Официальный сайт Момент Истины
о редакции

Эффект Кехмана

Дата публикации: 20.09.2019
Автор: Радостев Игорь,
Редактор: Островский Николай
Эффект Кехмана

В Советское время функции сегодняшней Федеральной службы охраны, занимающейся, в первую очередь, охраной первых лиц государства, выполняло Девятое Главное управление КГБ СССР. Не знаю, как в ФСО, а в «Девятке» имело место быть подразделение, которое занималось разработкой планов похищения и покушения на первых лиц государства. Такой подход к делу дает возможность взглянуть на решение проблемы с другой стороны и найти наиболее эффективные пути выполнения основной поставленной задачи. Именно эффективные — не правильные. То, что эффективно, то есть приводит максимально близко с желаемой цели, не всегда бывает правильным, и уж, тем более, далеко не всегда выглядит логичным.

В отечественной истории государство неоднократно прибегало к консультативным услугам бывших нарушителей закона. И такое сотрудничество всегда было эффективным. Наиболее ярким является пример фальшивомонетчика Баранова. Работа с проблемными активами напоминает что-то описанное выше и, может, немного больше. В последнее время, тема «проблемки» звучит практически везде. Но, как пел Виктор Цой: «Все говорят о том, что мы в месте — все говорят, но не многие знают в каком…». Так что же такое проблемные активы? В их определении и характеристике, на самом деле, кроются многие решения в данной области.

Понятие «проблемки» пришло в деловой оборот из банковской сферы. И именно банки, как правило, являются источником создания или даже генерирования проблемных активов. Причем, если посмотреть динамику и сделать сравнительный анализ, то получится, что с необходимостью работать с проблемными активами, главным образом, сталкиваются банки, либо уже находящиеся в санации, либо банки, которым «дозволено» вести рисковые операции (главным образом, Сбербанк, ВТБ, Госкорпорация ВЭБ), а так же Агентство по Страхованию Вкладов (АСВ) при ведении процедур ликвидации кредитных учреждений. Конечно, уже наблюдается появление проблемки и в небанковском секторе экономики, но также, в основе его появления стоит либо операция по обналичиванию средств, либо вывод активов в преддверие процедуры банкротства.

Прежде, чем охарактеризовать классику жанра, следует привести случаи, когда проблемка становится такой в силу обстоятельств, независящим от субъекта предпринимательской деятельности, но, при этом, не желающим мириться с положением вещей. И начать, думаю следует не с России. Приведенный далее мною пример даст понять то, как проблемка не возникает. Все мы знаем, а жители Калининградской области особенно, что Россия до 2014 года являлась крупным импортером яблок из Польши. Но, в 2014-м году Польша присоединилась к странам, которые ввели экономические санкции против Российской Федерации. Следует отметить, что, так как Польша не входит в зону Евро, ее товары выглядят немного конкурентоспособней в части ценообразования в сравнении со странами, использующими евро. Естественным результатом санкционной политики стало падение цен на яблоки и перенаправление рынка сбыта. Но, такой сбыт, как в России в ближайшем окружении не найти. Таким образом, избыточная яблочная продукция стала проблемным активом, то есть, активом стоимость которого в балансе учтена, но она с ураганной скоростью стремится к нулю. Но польское государство, принявшее решение о присоединении к санкционной политики против России, выплатило компенсации фермерским хозяйствам по покрытию убытков. Это европейский цивилизованный способ работы с проблемными активами, возникшими с силу обстоятельств. В России такой подход не работает. Мы — патриоты, и мы боремся с санкциями всем миром, плечом к плечу в дружном нерушимом строю. А как гласит народная мудрость, периодически приписываемая с тем или иным классикам: «Если в России заговорили о патриотизме, значит в карманах пусто: либо украли, либо собираются украсть». Поэтому, в виду того, что механизм компенсации потерь, вызванных внешними обстоятельствами, никак в России не применяется, а страхование коммерческого риска — это вообще фантастика, то многие проблемные активы обречены быть таковыми. Так случилось с большинством невозвратов по выданным инвестиционным кредитом Банка Реконструкции и Развития «ВЭБ.РФ». ВЭБ.РФ, по большому счету, банком не является. Банк — он лишь потому, что пользуется привилегиями банка, как кредитного учреждения при подаче заявлений в суд о несостоятельности (банкротстве) и выдаче кредитов. При этом, ВЭБ.РФ действует на основании закона, Центральный Банк надзор за его деятельностью не осуществляет, ВЭБ.РФ не ведет расчетно-кассового обслуживания. В целом, это полномочное лицо государства выдавать инвестиционные кредиты, по сути — инвестиционный фонд с некоторыми полномочиями кредитного учреждения с организационно-правовой формой — Государственная корпорация. Кредит, не возвращенный ВЭБ.РФ — это кредит, не возвращенный государству. По идее, ВЭБ.РФ мог бы и, наверное, так и задумывалось привлекать средства из международных источников под гарантии государства. Но опять же — санкции. А Санкции, хоть и европейские, в действительности, что касается банковской сферы, действуют, практически, везде. Все просто: основными валютами до сих пор являются доллары США и Евро, которые далее корреспондентских счетов внутри Bank of America и Deuchebank не выходят. ВЭБ.РФ декларировал свои убытки в размере около 178 миллиардов рублей, но, на самом деле, они намного выше. Официальные цифры учитывают стоимость активов в балансовых строках. Но цифры, указанные в балансе — каждый бухгалтер знает — весьма эфемерны. Действительная стоимость вэбовской дебиторки с каждым днем все ниже и ниже. Кредиты, выданные ВЭБ до 2014 года выдавались, как правило, не в валюте Российской Федерации. Как правило, инвестиционные кредиты ВЭБ.РФ расходовались на закупку производственного оборудования, то есть они способствовали созданию производственных предприятий. Однако, большинство созданных предприятий, во всяком случае почти все, ставшие проблемкой, не ориентированы на экспорт — то есть погашение кредитов планировалось изначально из рублевой выручки в перерасчете на текущий курс. То, что произошло с курсом за это время — всем известно. В России в области предпринимательской деятельности действует негласное военное правило: «Нет слова обманули или украли — есть профукал». То есть все, кто получил валютные кредиты — профукали все счастье. Но, казалось бы, предприятия же есть. Да есть! Но отрыв всех этих производственных комплексов от сырьевой базы и системы сбыта, которые имеют место быть почти всегда, делают эти предприятия абсолютно не интересными для альтернативных инвесторов. Любой, кто придет и купит обязательства ВЭБа, пусть даже с большим дисконтом, в результате получит высокотехнологичный современный производственный хлам. В результате, инвестиции, оцениваемые, например, в один миллиард рублей превращаются в деять миллионов рублей — и то, в лучшем случае. В картотеке арбитражных дел с 2015 года по инициативе ВЭБ возбуждено 72 дела о банкротстве. С одной стороны, это не много, казалось бы… Например, ВТБ на тот же период подано больше 54 000 заявлений о банкротстве. Но, ВТБ, главным образом, имеет дело с потребительскими кредитами — они и меньше, и они — краткосрочные, и общее количество кредитов, выданных ВТБ в десятки тысяч раз больше. А у ВЭБ что ни кредит, то миллиард, минимум. При этом, оглянитесь вокруг себя, спросите знакомых, знакомых своих знакомых — есть кто-то из их окружения, относящиеся к числу счастливчиков, получивших финансирование ВЭБ? По правилу шестого рукопожатия, кто-то, может и найдется… Все это я пишу к тому, что проблемка, которая возникла и возникает у ВЭБ.РФ, в большинстве случаев, если не во всех, возникает на его намеренной или ненамеренной инициативе. Если бы специалисты, ведавшие выдачей инвестиционных кредитов, руководствовались знаниями хотя обычной средней советской школы, а менеджеры, занимающиеся кризисными вопросами, не вели последовательно государственную фискальную политику, то ВЭБ не имел бы проблемки вовсе. В девятом классе курса экономической географии советской средней школы мы изучали принципы размещения производства, причем, достаточно глубоко. Не все, что было в плановой экономике, было бесполезным. Более того, в МГИМО, когда уже все остальные ВУЗы страны вставали на рыночные рельсы, студенты должны были знать, что если есть в городе домна, то почему она есть и почему именно в этом городе. Понятно, что современный коммерсант, размещая полностью подконтрольное инвестору производство, сделает все, чтобы это производство было бесполезным без его участия, юридически отрезав источник сырья и институты сбыта. По незнанию или по какой другой причине на это закрываются глаза — никто нам уже не скажет, ибо даже сотрудники Центробанка госслужащими не являются — чего уж говорить о ВЭБе, ВТБ или Сбербанке. Чтобы избежать таких элементарных ошибок (или не ошибок) надо действовать по принципу Девятого Главного управления КГБ СССР, описанному в начале статьи.

Ну в том случае, когда уже все случилось? Вот она проблемка — перед глазами. Что тогда? Может она не быть таковой? Если проблемный актив стал таковым в результате обстоятельств, на которые заемщик не мог повлиять — вот тут надо не пальцы гнуть, а признать, что проблема эта — общая! Ее и решать надо совместно, учитывая, что вина Заемщика весьма условна. Нет, конечно, Заемщик виноват — он ведь подписал договор, по которому он стал рабом у банка. А рабство такая вещь — у человечества инстинкт борьбы с рабством. Инстинкт еще и в том, что в России любой бизнесмен готов подписать что угодно, лишь бы деньги получить. С потребительскими кредитами проще — они уже давно судебной практикой приравнены к договорам присоединения, но и об этом банки вспоминают только когда им выгодно. А вот коммерческие и инвестиционные кредиты подчиняются общим правилам гражданского законодательства, и на любое возражение в отношении разделения ответственности, вам напомнят статью 421 Гражданского кодекса («свобода договора»). Да, так есть в большинстве случаев. А должна быть медиация, реструктуризация, государственная компенсация и прочее. Ну, ладно, государственной компенсации не дождешься — у государства самого несметные траты и упадок доходов из-за этих санкций, но так все остальное-то надо попробовать… Решение всегда найти можно. Или, следуя палочной системе, проще отработать и закрыть дело? Посредством банкротства, если удастся вернуть двадцать процентов суммы долга — это очень хорошо. Но, в большинстве случае, это только траты на юристов, адвокатов, детективов и прочих специалистов, с целью поиска и истребования сокрытых сокровищ должника.

Другое дело, проблемка умышленная. То есть, когда средства, полученные по кредиту, были выведены в другие юрисдикции и успешно там работают на «нового хозяина». Большинство коммерческих банков имеют дело именно с такой проблемкой. Да и не только банки, а, так же, прочие дельцы, пожелавшие сэкономить на обнале. Все-таки следует упомянуть о профилактике. Для того, чтобы вывести активы, для этого надо иметь возможности и соответствующие инструменты. Отсутствие или наличие таковых всегда имеет след или шлейф, который можно найти если повнимательней изучить деятельность потенциального заемщика, и не только его деятельность — его жизнь. Всегда есть что-то, что я сейчас даже описать не смогу, что укажет на это. Но банк, как правило, ограничивается тем, что требует ежедневной отчетности, сам того не понимая, что попадает в ловушку, точнее, сам себя туда затаскивает. Если в предоставляемой отчетности банк находит признак дефолтной ковенантности, он все дальше сам сделает для придания активу статуса проблемного. Дело в том, что средства постоянно находятся в движении, а в том момент, когда банк обнаруживает дефолтную ковенантность, то кредитная линия приостанавливается и все замирает.

Вот в этом моменте следует снова сделать небольшую паузу и отвлечься. Необходимо объяснить, что следует разделять два вида недобросовестных проблемных заемщиков. Первый вид — это те, кто тупо сбегает с деньгами в другую юрисдикцию и начинает «новую жизнь». Если знать многие нюансы: страна, где находится их новая обитель, способ зарабатывания на жизнь (как правило он имеет отношение к России или вытекает из нее вытекает), то с такими заемщиками можно совладать, конечно, потратив на это значительные усилия. Но, есть более продуманная категория проблемных заемщиков — они никуда не бегут.

В этом месте снимаемся с паузы: банк приостановил кредитную линию — и все замерло. То есть, банк, сам того не понимая, создает условия для каскада банкротств, начав первое из них. Для обоих видов заемщиков срабатывает Эффект Кехмана, причем в первом случае, этот эффект наиболее ярок.

Владимир Абрамович Кехман уже вошел в историю не только, как театральный деятель и бизнесмен, являвшийся крупнейшим поставщиком бананов из Латинской Америки, главным образом, из Эквадора и Коста-Рики, за совокупность таких качеств получивший прозвище «Карабас-Бананас», но и как физическое лицо, прошедшее процедуру личного банкротства в суммой требований, включенных в реестр кредиторов свыше 20 миллиардов рублей. С такой же суммой, примерно, свалился в банкротство владелец «Яшма-Золото» Игорь Рахимович Мавлянов, но в отличии от Мавлянова, вынужденного покинуть Россию из-за уголовного преследования, Кехман благополучно выстоял на Родине. Противники у обоих должников были примерно одни и те же: ВТБ, Сбербанк, Открытие и т. д. В отношении Мавлянова сегодня Сбербанк ведет процедуру банкротства в Израиле, ВТБ арестовал его активы в США — все затраты и затраты значительные, которые, тем не менее, вряд ли даже когда-то окупятся. Эффект, названый мной именем наиболее удачного банкрота заключается в простой истине, которую усвоил народ, представителями которого являются оба вышеуказанных гражданина и начавший свой финансовое шествие по миру из Ломбардии, — не следует боятся больших потерь, если есть возможность сохранить достаточную часть. Многоуважаемый и известный Рав Гедалья Шестак в своих лекциях по еврейской истории раскрывает сущность и причины занятия евреями бизнесом, который не предполагает создание недвижимых активов, так как, подвергаясь гонениям, им приходилось часто переезжать. Именно поэтому, они освоили такие профессии, как врачи, ювелиры, портные и ростовщики, а потом — банкиры. К ним всегда имело место быть доверие, как к финансистам, потому что обманув кого-то, они создавали отношение не к себе лично, а ко всему Богом избранному народу. Потому сотрудничать с еврейскими банкирами было всегда выгодно и надежно. Но видимо, многие из них наступают на одни и те же грабли: как гласит трактат Гетин: «из-за Камца Бар-Камца разрушен Иерусалим». Забыв о своем великом назначении, евреи увлеклись враждой друг с другом, в результате чего Иерусалим пал, и минору пронесли, как трофей при триумфе Тита. Относясь с уважением ко многим подвигам этого многострадального народа: оборона Массады, массовое самоубийство в Йорке, стойкость Ханны и прочее, мне особенно обидно, что именно его представители оказались создателями самых крупных проблемок. Но, собственно, в чем же эффект? Эффект состоит в том, что, чтобы сохранить или сберечь, или сокрыть, например, один миллиард, «загрузиться» надо на десять. Поэтому, когда банки, работая по проблемке, планируют расходы, они должны исходить из того, что они должны получить сумму, как минимум, в десять раз меньшую, чем ту, что фигурирует в официальных бумагах. И это в лучшем случае! Если когда-нибудь будут обнаружены средства, сокрытые Кехманом, и их будет возможно пересчитать, то появится уже конкретная математическая величина — Коэффициент Кехмана. А до этого момента — «это теорема Ферма».

Есть ли какая-то доминирующая позиция при работе с проблемными активами? Есть. Ее легко можно понять, прочитав квалификационные требования для консультантов, установленные Агентством по Страхованию Вкладов для номинации «возврат проблемных активов». Набор специалистов, их квалификация, которые по мнению АСВ должны эффективно работать в этом направлении, говорит о том, что, кроме банкротства, причем исключая трансграничные процедуры, и уголовного преследования, других механизмов не предполагается. Это мертворожденный ребенок, который будет способен только эффективно оправдывать расходы, но вряд ли будет иметь какой-то практический результат. Даже в области знания языков и ведения дел, хотя бы просто ведения юридических переговоров в иностранных юрисдикциях, не обозначено никаких требований. А именно в этой работе, в 70 случаях из 100, эти навыки в совокупности с личностными характеристиками намного важнее опыта работы в органах прокуратуры. «Кадры решают все» — вновь и вновь подтверждается эта истина.

Для эффектной работы с проблемными активами следует набирать не выпускников университетов, а выпускников следственных изоляторов, которых выпустили, как оправданных и выпускников исшив в равных пропорциях, слегка разбавив эту компанию бывшими спецами. Тогда может получиться микро-шабак, который вскоре покажет результат, и который будут бояться. Без страха вообще ничего не получится: должны быть грозные имена. Если нет имен — подойдут чечены или ингуши.

Автор материала

Места действия и организации: КГБ СССР, Сбербанк, ВТБ, Госкорпорация ВЭБ, АСВ
Приемная редакции «Момент Истины» работает 24/7
Написать письмо
Колумнисты
Сейчас читают