Курс валют:
USD 75.0319   EUR 88.9578 
Официальный сайт Момент Истины
о редакции

Страна гениев – мой «Город Солнца»

Дата публикации: 15.09.2020
Автор: Радостев Игорь,
Редактор: Островский Николай
Страна гениев – мой «Город Солнца»

Прошли очередные выборы. В каких-то регионах появились новые партии, которые теперь могут не собирать подписи для того, чтобы участвовать в выборах в Госдуму. Политики разных мастей стремятся к власти, хоть на одну ступень подняться выше. А большинство из них только и имеет опыт, что критиковать власть предыдущую, красиво и красноречиво излагать порой даже не свои мысли.

Главной площадкой политических интернет-дебатов, пожалуй, стал Твиттер. Ни одна другая социальная сеть настолько не политизирована. Сам формат этой сети — короткие сообщения, объем которых ограничен, превращает ее обитателей в людей, сраженных какой-то ненормальной болезнью, но чем-то напоминающей далекий совдеп с его тошными подколами на комсомольских и партийных собраниях. Не все в совдепе было плохо, что-то и достойно подражания, но эти речи полунамеками, как будто, что-то известно больше, но что именно — не скажем, меня всегда раздражали. Это то, что вызывало резкую душевную рвоту, от чего хотелось бежать. И, наверное, многие бежали… И сегодня, когда читаешь эти убогие, как они сами их называют, посты, понимаешь, что беда нашего государства не в диктатуре. «Слова даны человеку, чтобы скрывать свои мысли» — в очередной раз повторяю фразу Великого Талейрана. И в очередной раз убеждаюсь, что за красивыми словами критики скрывается менталитет щелканья семечек на лавочке. Очень легко выдрать из глобальной темы маленький аспект, выкинуть его коротким сообщением — и попробуй контр аргументируй его, когда надо раскрыть тему и обосновать идиоту, что он идиот. В результате обоснование опускается — остается один вывод, для краткости.

Но, как ни странно, это отражает и суть самой политики, в которой главные идиоты — мы, электорат. Я уже не раз писал и говорил, что демократия уже не демократия, а выборы — чистый фарс. Человек, которого никто не знал три месяца назад посредством сформированных психологами фраз, отточенных пиар-технологий превращается чуть ли не в мессию, которого все так ждут, и набирает необходимое количество голосов. С другой стороны, то есть с оппозиции, заходят те, кто красиво ругал власть, кто оттачивал свое мастерство короткими сообщениями в Твиттере, разнося свой идеологический вирус недовольства среди прочих идиотов, только с другой стороны. При этом критики, кроме критики, ничего уже и не умеют — они даже программой какой-то своей не удосужились поделиться с людьми. А зачем? «Пипл хавает»! Когда понимаешь и осознаешь, как легко сделать из нас кукол, становится страшно. Страшно еще и потому, что технологии воздействия на наши умы не стоят на месте, они развиваются. Но не только технологии развиваются. Развивается и среда, в которой эти технологии действуют безупречно. Интеллектуальное состояние общества в этой связи можно сравнить со значением сопротивления в законе Ома, а напряжение политической активности (то есть те самые технологии) — это, как напряжение тока. Соответственно, чем меньше напряжение — тем сильнее сила тока, то есть эффективней воздействие на массы предвыборных технологий. Наблюдается интересный парадокс: ввести в заблуждение массы гораздо проще, чем отдельного человека. В середине XVII века Шабтай Цви ввел в заблуждение всех евреев мира, но не смог обмануть одного кабалиста Рава Нехемию Когэна из Львова.

Это не критика российской избирательной системы или поднятие вопросов возможной фальсификации на выборах. Моя настоящая статья — это очередная попытка обратить внимание людей, а главное, сильных мира сего, что менять надо не законы, не строй, не власть и не правителей, а принцип подхода к государственному строительству — надо менять среду. И это не проблема России или Беларуси — это проблема мировая, в том числе и США, недавние события в которой это подтверждают. Главным классиком философии государственного устройства был и остается Аристотель. Он говорил, что демократия несовершенна, но ничего лучше людьми не придумано. Аристотель не считал демократию идеальным государственным устройством, отдавая научно обоснованное предпочтение монархии, но со множеством «но», устранение которых оказалось не под силу человечеству. Ярким доказательством отсутствия гарантии от подобного «но» явилась судьба последнего русского монарха, который любовь к своей семье ставил выше своего божественного предназначения — служению России и своему народу. В условиях демократии, как в России, так и за океаном, о каком-то божественном предназначении и речи даже близко не идет. Зачем люди, становятся политиками и стремятся к власти, к каким высотам они рвутся? КАКУЮ МЕЧТУ ОНИ ХОТЯТ ВОПЛОТИТЬ В ЖИЗНЬ? Вчерашний глава администрации города становится депутатом Госдумы. Где он больше пользы принес России и народу: в своем городе или в депутатском кресле? Ответ, по-моему, для каждого очевиден. Тогда зачем ему Дума? И почти каждый знает ответ на этот вопрос: это как почетная пенсия — при делах и при возможностях. По большому счету, в Думу идут, чтобы лоббировать интересы какой-то группы лиц или свои интересы. В отличии от России, в США об этом говорят прямо: «лобби оружейников», «лобби нефтяников» и т. д. Но неприятность заключается еще и в том, что в исполнительную власть идут с той же целью, порой Думу воспринимая, как ступень к более высокой должности — ведь в исполнительной власти высокого уровня функционал возможностей гораздо выше. Все это всем известно, известно это Президенту и Генеральному прокурору, которые тоже люди. Известно это и оппозиции, которая, критикуя, ничего не стремится поменять кардинально. «Рыба гниет с головы», — говорят в народе. Но есть ли предел этому гниению? Насколько пагубным окажется разложение. До какого уровня скатимся мы и, главное, наши дети, становясь инструментом формирования благоприятной среды для применения механизмов квази-демократии? «А есть ли выход?» — спросите Вы. Я всегда задаю себе этот вопрос, чтобы не уподобится многочисленным критиканам и хотя бы в первом утопическом приближении что-то найти.

Сегодня можно смеяться над утопией, а завтра имена Дидро и Мелье высекают на памятных столпах, на которые смотрят невежды, не зная, откуда такая честь этим именам. Люди всегда думали и мечтали о том, как надо жить гуртом. И наряду с именами мыслителей: Аристотеля, Макиавелли, Мелье появились и более наивные представления об идеальном обществе. Чего стоит «Город Солнца» Таммазо Кампанелла. Кстати, Макиавелли, один из величайших философов государственного устройства, так же не считал демократию спасением. Но он еще и сочетал в себе необходимость здравой критики правителей и его учения выглядят, как наставления для власть имущих. Он писал критические статьи для правителей, в качестве подарка им, например, на день рождения. (Хорошая идея — надо попробовать). Но больше, все это из-за того, что философу или утописту сложно привлечь всеобщее внимание к своим мыслям, поэтому он вынужден растворять их среди прочего конъюнктурного хлама. У таких людей мало единомышленником и много насмехателей, они не увидят видимых результатов своих усилий при своей жизни — она слишком для этого мала. И, кто знает, может быть, как вы будете тыкать в меня пальцем, смеясь над моей утопией, так ваши правнуки будут тыкать в мое имя на почетном столпе.

Мой «Город Солнца» выглядит иначе, нежели у Таммазо Кампанеллы. Сначала, о переходном периоде. Все критики и учения описывают идеальное, с их точки зрения построение общества, но абсолютно опускают методы и способы перехода к нему. Отсутствие понимания этого важного аспекта приводит к Восстаниям Декабристов, гражданским войнам и прочему, чего я меньше всего хочу для своих потомков. Да и оценивая опыт революций, и их последствий, а также жалких попыток сделать что-то подобное революции сегодня, я понимаю, что метод одномоментных переворотов должен уйти в прошлое. И в этой связи редкое сочетание строгой централизованной власти и федеративного устройства выглядит наиболее благоприятным условием для проведения глобальной реформы, при условии желания правителя служить своей стране и уверенности в своих силах. Федеративное устройство государства позволяет вводить новые формы поэтапно, делая эксперимент на отдельном регионе. Глубоко демократическому государству придется потратить годы, а может, и десятилетия для того, чтобы залатать дыры невежества у своего электората, при этом, еще и не свернуть с заданного пути. Многие начинания в истории человечества, из-за того, что люди оказались к нему не готовы, привели к совсем иным последствиям или ушли в далекие догматические дебри. Ярким примером тому служит христианское учение, которое к тому же еще и по разным католическим, лютеранским, православным и прочим дебрям разошлось.

Теперь об основе. Основу государства должна составлять компетенция его чиновников, слуг народа. Чиновник должен быть компетентен в вопросе, решать который он поставлен. Это как раз то, что сейчас вообще никак не контролируется и никак не проверяется. Мы понятия не имеем, кого мы избираем. В этой связи, когда я подумал об этом, я впервые задумался над тем, что двухуровневая система выборов США имеет смысл. Но смысл она имеет только в том случае, что выборщики, которых уполномочил народ, чтобы сделать выбор от своего имени, являются компетентными людьми, которые могут изменить результаты народного голосования, если на это есть объективная причина. Например, абсолютная некомпетентность будущего Президента или Губернатора. Обоснованно, но, как известно, уже и эта система является даже более наигранной, чем система прямого голосования. А, что, если подумать над тем, что выбирать надо, но выбирать не депутатов, президентов и губернаторов, а тех, кто обеспечит компетенцию первых. Кто может быть этими людьми и как они могут быть организованы? Представим себе, что основным выборным органом является не Дума, а, назовем его условно, Высший Российский Квалификационный Совет (ВРКС). Функции ВРКС проводить квалификационные конкурсы для соискателей занять должность, как в исполнительной, так и в законодательной власти. Парламент останется, но он будет техническим законотворческим органом, а значит, нет необходимости делать его двухпалатным и вполне можно сократить его численность. Выглядеть это будет примерно так: хочешь быть депутатом, подавай заявку, участвуй в профессиональном конкурсе. Больше шансов будет иметь тот, кто уже состоял творцом законов в региональном парламенте. Таким образом, появится здравая карьерная вертикаль для законодателей. Дума должна состоять из компетентных лиц: экономистов, юристов, производственников и даже философов… Партии, основанные на квази-религиозных идеях, уйдут в прошлое. Вместо коммунистов появятся партии нового типа — профессиональные: «партия радикальных экономистов», «партия умеренных юристов» и т. д. Но кто эти люди, которые могут быть избраны в ВРКС? Очень просто. В ВРКС может быть избранным только лицо, которое имело опыт научной или преподавательской деятельности: учителем в школе, доцентом в ВУЗе, военном учебном заведении, церковной семинарии, медресе, иешиве и т. д. При этом, право избираться в ВРКС, могут иметь только те кандидаты, кто имел опыт работы в региональном квалификационном Совете (РКС). Вы представляете, как поднимется престиж и важность учителя и преподавателя. Возможно, наших детей будут учить гораздо тщательней и бережней, ибо учителя будут учить свой электорат. У учителей, кроме Великой миссии передавать знания, появится и заслуженная цель: войти в муниципальный, региональный или высший квалификационный совет.

Справедливости ради, надо сказать, что изложенное выше немного «велосипед», потому как у нас и сейчас что-то далеко подобное есть: Управление кадровой политики Администрации Президента. Я знал многих достойных людей, кто там работал — ветеранов контрразведки. Они и подходили к поставленным задачам именно с точки зрения контрразведки. Увы, на квалификацию кадров и сегодня там не сильно смотрят, а если смотрят, то экзамены все равно не устраивают — максимум собеседование. И то, через жернова Управления кадровой политики проходят только представители высшей исполнительной власти и совсем не проходят депутаты.

Очень хочется верить, что я написал что-то дельное, что, может, не в прямо так точно, но в каком-то приближении будет взято на вооружение. И тогда, людям станет интересно учиться и получать знания, быть не просто квалифицированными, но и образованными.

И как пел Тальков: «…уверен, что я вернусь, хотя бы через сто веков, в страну не дураков, а гениев».

Автор материала
Есть что сообщить по данной теме? Свяжитесь с редакцией hello@moment-istini.com
Главные новости
Приемная редакции «Момент Истины» работает 24/7
Написать письмо
Колумнисты
Сейчас читают

Новости

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15

«Момент Истины» — российская общественно-политическая программа. Темы программы — злободневные для России проблемы: коррупция в высших эшелонах власти, мошенничество в органах, рейдерство, беспредел судов в регионах, а также политические темы.

Благодаря привлечению огласки в СМИ, а также слаженной работы юристов, «Момент Истины» неоднократно помогал предотвратить рейдерские захваты бизнеса и имущества, остановить произвол и посадить заворовавшихся чиновников в Москве и регионах Российской Федерации.

Голосование Поздравили бы вы сегодня Лукашенко с победой на выборах?
  Проголосовало: 33

Самое свежее на нашем официальном Youtube-канале

Депутат Сергей Гусев за один год стал МИЛЛИАРДЕРОМ. Бизнес секреты от чиновника. Фабрика Славянка